Михаил Александров
Кому мешает Великий Князь

Предлагаемая статья была впервые опубликована в № 6-7 журнала "Престол" за 1991 г., но до сих пор не потеряла своей актуальности. Более того, если отдельные сведения и оценки утратили, может быть, былую злободневность, то содержание статьи в целом приобрело еще большую значимость. В связи с кончиной Государя Великого Князя ВЛАДИМИРА КИРИЛЛОВИЧА активность его врагов только усилилась. Они продолжают безнаказанно лгать с экранов телевизоров, со страниц газет и журналов, в то время как, напротив, элементарные сведения по вопросу о правах на Престол до настоящего времени все еще недоступны широкой публике. Конечно же, монополия на информацию уходит в прошлое, и правда рано или поздно станет известна. Те же, кто вольно или невольно принимал участие в ее сокрытии или искажении предстанут в свое время в очень невыгодном свете, а кто сознательно впал и пытался вовлечь других в крамолу против законного Государя получат заслуженное воздаяние. Пока же мы вынуждены бороться лишь доступными нам столь скромными средствами.

Да сохранит Господь нашу законную Государыню ВЕЛИКУЮ КНЯГИНЮ МАРИЮ ВЛАДИМИРОВНУ и весь Российский Императорский Дом на многие лета!

Вступление

Русская монархия, как известно, имела врагов всегда. Остались они, конечно же, и после революции. Но до чего же истощился и выдохся их идейный и пропагандистский арсенал! Если кто и слышал в детстве об ужасах царского режима и "Николае Кровавом", то в настоящее время эти мотивы звучат как затихающие завывания из могилы. У недоброжелателей из другого, как бы противоположного, лагеря дело поставлено и вовсе слабо: образ "тоталитарного режима Романовых" был изначально лишен убедительности, и как то не прижился. Естественно, что в период разочарований в старых и новых иллюзиях и утопиях неизбежен интерес к подлинной России, неразрывно связанной с тысячелетней Монархией. Ощущение бессилия перед неотвратимостью возвращения Русского Народа к собственному историческому пути заставляет врагов идти на подрыв зарождающегося движения изнутри. В то время, как голоса "оппонентов" глохнут, выявляется другая тактика: внесение хаоса непосредственно в национально-мыслящую среду, наиболее близкую и естественно тяготеющую к монархической идее. Цель – подорвать самые ее основы, извратить суть и сбить с толку. Оформляется некое псевдомонархическое течение, как идейно, так и организационно, имеющее свои авторитеты и своих "классиков".

В последнее время подобного рода теоретикам стали предоставляться различные средства информации, в том числе и вполне "подцензурные". Характерно, что в этом случае мы снова наблюдаем консолидацию казалось бы "полярных" общественных сил и групп, что не ново для дела борьбы с "царизмом", а также органов печати: это и либеральный "Мегаполис-Экспресс", и даже слишком патриотический "Русский вестник" (журнал ХПС), и национал-большевистская "Молодая Гвардия". Вносит свою лепту и "Радио Свобода", известная своей глубокой заинтересованностью в деле возрождения Святой Руси, в лице своего сотрудника Глеба Papa – эксперта по Православию. Поэтому возникает необходимость осветить данное явление во всех его аспектах и прояснить суть затрагиваемых проблем. Эта тема уже была затронута в ряде статей – например протоиерея Льва Лебедева, А. Закатова, кн. З. Чавчавадзе; на эти работы мы будем также, по мере надобности, опираться. Если придется повторить что-либо из сказанного ранее, то лишь с целью более глубокого и всестороннего анализа.

I

Уже при первых открытых проявлениях монархических настроений, как только Имя Главы Императорского Дома стало произноситься на Родине, в то самое время появилась и начала усиленно распространяться определенная печатная продукция, пропагандирующая идею "выборов" Царя Земским Собором и, одновременно, с неприкрыто враждебными выпадами в адрес Великого Князя Владимира Кирилловича. Данная литература преподносилась как "издание Российского Имперского Союза-Ордена", и существенное место в ней занимали писания некоего К. Веймарна, называющего себя начальником Ордена. Уже здесь начиналась ложь.

Российский Имперский Союз-Орден основан в 1929 году, как организация монархистов молодого поколения эмиграции, придерживался в вопросах престолонаследия Законов Российской Империи, где, конечно, ни о каких "выборах" не могло быть и речи, и признавал и поддерживал Главу Императорского Дома – Императора Кирилла I (ум. в 1938 г.) и Его законного Преемника – Великого Князя Владимира Кирилловича. Группировка Веймарна была создана лицами, исключенными из Ордена как раз за несогласие с данным положением. В данном случае иногда приходится слышать о "расколе" в Ордене, что в принципе неверно. Если каждый волен иметь свои взгляды, то в таком случае следует создавать свою организацию. Тем не менее, К. Веймарн называет свою группировку тем же именем, что можно расценить только как самозванство с целью подлога, рассчитанное прежде всего на неосведомленность наших соотечественников. Методы, которыми действуют господа веймарны, ярко иллюстрирует такой случай. В № 2053 монархической газеты "Наша Страна" (от 9 марта 1989 г.), издаваемой а Буэнос-Айресе, помещена следующая заметка, подписанная редактором-издателем М. Киреевым:

“УТОЧНЕНИЕ. Некоторое время назад меня попросили подписать письмо, в котором поздравлялся Российский Имперский Союз-Орден в связи с его 60-летием. Никакие имена в заглавии этого письма не обозначались, или, во всяком случае, не были мною замечены. Я подписался. Теперь же, к моему удивлению, узнаю, что письмо это распространяется в виде поздравления "К. Веймарну, начальнику Российского Имперского Союза-Ордена". Такого письма я никогда бы не подписал, поскольку "Наша Страна" всегда признавала и признает начальником этой организации только и исключительно общественно-политического деятеля Петра Николаевича Колтыпина”.

Можно по-разному относиться к авторитету единственной русской монархической газеты в Зарубежье, но средства, к которым прибегают лже-имперцы, иначе как мошенничеством не назовешь.

В преддверии юбилея Крещения Руси, как только открылась возможность для пересылки к нам литературы из-за границы, с января 1988 года эта группировка стала издавать бюллетень "Имперский Вестник" - судя по всему специально для распространения в России – наполненный всяким полуграмотным вздором, пригодным лишь для неизбалованного "подсоветского" читателя. Количество этих изданий и интенсивное, а то и бесплатное их распространение превысило возможности тогдашнего "Самиздата" и сыграло свою роль. Появились последователи, в виде как отдельных лиц, так и целых организаций. Первенство здесь, бесспорно, принадлежало Христианско-Патриотическому Союзу (ХПС) во главе с известным "правозащитником патриотического направления В. Осиповым – Ныне Союз "Христианское Возрождение"<1>.

Их печатный орган носит меткое название "Земщина". Несмотря на то, что газета с подобным названием выходила и до революции, в данном случае оно удивительно подходит для характеристики этого "движения" и "течения общественной мысли". Главным теоретиком этой "земщины" по праву является Л. Болотин. Краеугольный камень его учения: будущий "избранный" государь должен непременно зваться Михаилом – во исполнение пророчества Даниила о "Михаиле князе великом" (Дан. 12,1). Отдельные горячие головы поначалу принимали за такового М. Горбачева, но Болотин от таких "ультра" решительно отмежевывается. Духовно окормляемое этим незаурядным мыслителем общество по прославлению памяти "старца Г. Е. Распутина", называемое почему-то "Братством Царя-Мученика", является основным рассадником этой "идеологии". Под сильным ее влиянием находилось также "культурно-просветительское общество "Радонеж".

Около года назад Л. Болотин выпустил в свет свое "исследование" под названием "Куда ведет дорога Великого Князя", где фундаментально обобщил все пришедшие "из-за бугра" невежественные сплетни со всех "эмигрантских гадюшников" в единую, можно сказать, систему, существенно дополнив ее своими собственными умствованиями. Но все же основная теоретическая база, первоисточник, к которому приникают идеологи "земщины" – это произведения самого К. Веймарна: невзрачная брошюра в 16 страниц под заглавием "Истинное возрождение и реставрация". Смысл заголовка, раскрывающийся по ходу текста, таков: реставрация (т.е. восстановление) – это нечто плохое и глубоко чуждое, а "истинное возрождение" – это непременно избрание царя, причем кого угодно, кроме Великого Князя, враждебное отношение к Которому строго обязательно. Датировано это сочинение 1984 годом, но создается ощущение, что состряпано оно специально к Тысячелетию Крещения Руси – видимо для окончательного ее "возрождения". Впечатление остается тяжеловатое, но, в то же время, неизгладимое. Поразительно убожество уровня – политического, теоретического, культурного; постоянные противоречия между соседними фразами, какое-то подозрительное нарушение логической последовательности, распад смысловых связей, частые срывы в жанр истерической перепалки, что при перенесении на бумагу сильно теряет эффект, и – неизгладимая печать второсортности, нечистоплотности, застарелых тяжелых комплексов; и это уже не говоря об откровенной лжи. Но в то же время трудно переоценить значение, придаваемое этому неполноценному созданию в определённых кругах, можно сказать, владычество над умами. Расчет на то, что при духовном голоде съедят и не такое, вполне оправдался. Но, чтобы не быть голословными, приведем примеры. Во-первых – образцы диалектического мышления:

"Нужно заметить, что истинно легитимной организацией является Российский Имперский Союз-Орден, который со дня своего основания строго придерживался Законов Российской Империи..." (стр.6).

С этим трудно не согласиться, но в то же время:

"Совершенно ясно, что группа отщепенцев, уведенных Колтыпиным по пути легитимизма, не является Российским Имперским Союзом-Орденом, так как не разделяет имперскую идеологию, являясь сугубо легитимной" (стр.8).

Вот вам головоломка на тему: какой организацией является РИС-О – легитимной или нет. Подумай – реши. Дальше будет еще интересней:

"Основные Законы о престолонаследии не предвидели ни возможности отречения Государя, ни возможности коммунистического захвата власти, ни убийства Царской Семьи, ни 67-летнее господство большевиков. Кроме того, эти Законы были много раз нарушаемы (когда? - М.А.). Из этого можно заключить, что они до известной степени устарели, и в настоящее время базироваться на них не приходится" (стр.12).

Вот тебе раз! На чем же "приходится" базироваться? И кто же в таком случае "строго придерживался Законов"? И когда перестал? А вот шедевр, вполне пригодный для учебника психиатрии:

Принимая это во внимание, Российский Имперский Союз-Орден не признает <2> предъявляемые Кн. Владимиром Кирилловичем и Его Потомством "права", базируясь не на Законах, а на следующих фактах:

1). 1-ое поколение. Супруга Вел. Кн. Владимира Александровича венчалась не будучи православной, и тем отодвинула своего сына Кирилла назад в очереди наследования Престола (по Законам).<3>

2) 2-ое поколение. Супруга Великого Князя Кирилла Владимировича венчалась не будучи православной, была Его двоюродной сестрой и разведенной, чем (чем именно? - М.А.) также отодвинула назад своего сына Владимира (по Законам)" (стр.12).

По Законам или НЕ по Законам? – Еще одна задача. Но здесь не только серьезное нарушение ментального процесса, тут наиболее ярко проявляется один из основных приемов этих "толкователей" – извращать Законы и одновременно их отрицать, поскольку "толкование" не выдерживает критики. Надо ли говорить, что в Законах нет ни слова об этих "передвижениях назад в очереди" – иначе зачем было бы отказываться от Законов?

Православный демократ и прибалтийский самостийник Г. Рар в специальной передаче "Радио Свобода" в июле 1990 года, текст которого был напечатан в "Радио Дайджесте" №1 (авг. 1990), приводит по этому поводу аргумент давно устаревший ввиду своей очевидной недодуманности:

"Великий Князь Владимир Александрович женился на Мекленбургской Принцессе и должен был, поскольку она тогда же не стала православной, отказаться от права на престолонаследие как за себя, так и за свое потомство".

Почему же он этого не сделал, как впрочем и никто из Членов Императорской Фамилии, женившихся на инославных? Видимо потому, что "обязанность отказаться" – юридическая бессмыслица. Отказаться от своих прав можно только добровольно – для этого нужно их иметь, а лишиться их можно силою закона, но законов таких опять же нет.<4> Что же касается православной веры, то Закон предусматривает и такую ситуацию, когда право на Престол может дойти и до иноверца из другой Династии, и "... тогда наследующему Лицу предоставляется избрать Веру и Престол, и отрещись вместе с наследником от другой веры и Престола" (статья 35).

Кстати, только в этом случае предусмотрено право отречения "за свое потомство". Какие же Законы имеют в виду в данной ситуации Веймарн и Рар? Сами они в этом не признаются, но есть основания полагать, что это отголоски вольных интерпретаций статьи 185:

"Брак мужеского Лица Императорского Дома могущего иметь право на наследование Престола, с особой другой веры совершается не иначе, как по восприятию ею православного исповедания".

Можно ли понимать это как ограничение, в правах для потомства от браков с инославными, притом, что наследовать могут даже иноверцы, и принимая во внимание предыдущую статью 184, разрешающую Членам Императорского Дома браки с иноверными особами? Для начала необходимо уточнить, что значат слова: "могут иметь право", если учесть, что все Члены фамилии УЖЕ имеют это право от рождения. Значит, это относится к более узкому кругу Лиц. Выяснить это помогают следующие документы: Грамота об отречении Цесаревича Константина Павловича и редакция этой же статьи 185 в 1886-1889 годах. В первом документе содержатся такие слова:

"Не чувствуя в Себе ни тех дарований, ни тех сил, ни того духа, чтоб быть когда бы то ни было возведену на то достоинство, к которому по рождению моему МОГУ ИМЕТЬ ПРАВО..."

Т.е. речь идет здесь о непосредственной возможности это право реализовать. А вот как звучала статья 185 до 1889 года:

"Брак Наследника Престола и старшего в Его Поколении мужеского Лица с особой другой веры совершается не иначе, как по восприятии ею православного исповедания".

В 1889 была возвращена прежняя формула, позволяющая учитывать реальное положение Династии. Таким образом, статья 185 относится к лицам, наиболее близким к Престолу. Смысл ее понятен –обеспечить воспитание возможного Императора в православной вере наилучшим образом. Решать же, к кому относить эту статью, к кому предъявлять ее требования, т.е. на какие браки давать позволение –Закон предоставлял это усмотрению Самого Государя (ст. 183).

Но что до всего этого какому-нибудь Рару, для которого "правовая жизнь России" оборвалась на "необходимости Учредительного собрания", и ставящего себе целью доказать, что "Наследника Престола нет"? Если же рассматривать российскую катастрофу с правовой точки зрения, то мы увидим, что "история правовой российской государственности" прервана отнюдь не "25 октября 1917 года", а значительно раньше. Законы о Престолонаследии, которые Государь клятвенно обещал соблюдать, не предусматривают отречения Императора, тем более и за Наследника Цесаревича, не говоря уже об учредительных собраниях. Таким образом, как раз с правовой точки зрения отречение Государя следует считать недействительным; и не на Нем лежит вина за это, т.к. обстоятельства, вызвавшие это прискорбное нарушение Российской законности – думский заговор и генеральский бунт – имеют слишком далекое отношение к области права. Что же касается православной веры, в коей г. Рар считает себя крупным специалистом, то не худо бы припомнить такую давность, как Поместный Собор Российской Церкви 1613 года, утверждавший верность Дому Романовых до скончания века и заповедавший проклятие в веке сем и будущем, отлучение от Святых Таин и отлучение от Церкви всем "глаголющим ино" изменникам, отступникам – т.е. в первую очередь февральским заговорщикам, а равно и всем прочим "республиканцам по эмоциональному настрою", к которым, как видно, причисляет себя г. Рар. Неужели еще не пришла пора понять, что преступление соборной клятвы влечет за собой последствия?

II

По уверению К. Веймарна, РИС-О, который "со дня своего основания строго придерживался Законов Российской Империи", в то же самое время имел "... основной базой своей идеологии созыв Земского Собора<5> в освобожденной России, для решения всех вопросов касательно престолонаследия и призвания на царство Русского Православного Царя" (Истинное возрождение..., с.8).

Как уже сказано, Законы не предусматривают Земских Соборов для решения подобных вопросов, и надо заметить, что для того и пишутся Законы, чтобы эти вопросы решать, а отнюдь не для того, чтобы запутывать. Разберем же для начала первый вопрос: что говорят Законы о том, КАКИМ ПОРЯДКОМ приобретается право на Престол. Вот как говорится об этом в основном источнике Законов о Престолонаследии – Манифесте Императора Павла I от 5 апреля 1797 года:

"Положив правила наследства, должен объяснить причины оных. Они суть следующие: дабы Государство не было без Наследника. Дабы Наследник был назначен всегда Законом самим. Дабы НЕ БЫЛО НИ МАЛЕЙШЕГО СОМНЕНИЯ, КОМУ НАСЛЕДОВАТЬ".<6>

Этот принцип выражен и узаконен в статье 53:

"По кончине Императора, Наследник Его вступает на Престол СИЛОЮ САМОГО ЗАКОНА о наследии, присвояющего Ему сие право".

В полном соответствии с приведенным выше находятся слова Манифеста Императора Кирилла Владимировича от 31 авг./13 сент.1924 года:

"Российские Законы о престолонаследии не допускают, чтобы Императорский Престол оставался праздным после установленной смерти предшествующего Императора и Его ближайших Наследников. Также по Закону нашему новый Император становится таковым в СИЛУ САМОГО ЗАКОНА о наследии... А посему Я, Старший в Роде Царском, единственный законный Правопреемник Российского Императорского Престола, принимаю принадлежащий Мне непререкаемо титул Императора Всероссийского".

Так обстоит дело с точки зрения Законов; т.е. Император Кирилл поступил так, как Ему предписывал Закон – провозгласил сам о своем принятии Императорского титула, что определило правовое положение Династии в изгнании. Необходимо подчеркнуть, что никто не упрекал Императора Кирилла собственно в самозванстве, даже Веймарн на это не решается – это уже достижение современных отечественных "знатоков". Никто не оспаривал прав Императора Кирилла по Закону, поскольку Закон был на Его стороне. Если это делают сейчас, то с тем, чтобы тут же эти законы отрицать, так что рассматривать эти упражнения серьезно нет основания.

По словам Веймарна, Манифест 1924 года "вызвал острый протест среди членов Династии". В действительности дело обстояло не совсем так. Вот строки из письма Императору за подписью Вел. Кн. Александра Михайловича и его детей: Андрея, Федора, Никиты и Ростислава:

"Молим Бога дать Тебе сил на исполнение трудного подвига, который Ты взял на Себя, подчиняясь Основным Законам Государственным. Мы подчиняемся Тебе и готовы служить глубоко любимой нами Родине, как ей служили Отцы и Деды, следуя Их заветам..."

Поддержали Императора также Его Братья – Борис и Андрей Владимировичи, Вел. Княгиня Мария Павловна Младшая. Подобное же отношение встретил впоследствии и Его Наследник Великий Князь Владимир Кириллович. Известно заявление Членов Императорского Дома с выражением преданности Ему, подписанное Борисом и Андреем Владимировичем, Дмитрием Павловичем, Гавриилом Константиновичем и Всеволодом Иоанновичем. Действительно, были и несогласные. Кто же они? Вел. Кн. Николай Николаевич, его брат Петр со своим сыном Романом. Вел. Кн. Николай Николаевич – бывший Главнокомандующий Русской Армией, смещенный Государем за неспособностью. Всю жизнь фрондируя и делая себе популярность в военной среде, был душой и организатором "генеральского заговора", который вкупе с верхушкой Государственной Думы преступно принудил Государя Николая II к отречению. Телеграмма, в которой Вел. Кн. Николай "коленопреклоненно умолял" отречься от Престола, была получена Государем наряду с другими телеграммами от командующих фронтами, начальников штабов и пр. Распространяя ложь о "красном банте" Вел. Кн. Кирилла, Николай Николаевич, будучи ставленником РОВСа на роль "Престолоблюстителя", как раз и носился с идеей "выборов" на Земском Соборе, продолжая тем самым дело измены своему Государю. Если и согласиться, что Манифест вызвал раскол в монархическом движении, то остается спросить, кто этот раскол организовал. Довольно нечестно приводить в данном случае строки из письма Вел. Кн. Николаю Императрицы Марии Федоровны:

"Болезненно сжалось мое сердце, когда я прочла Манифест Великого Князя Кирилла Владимировича, объявившего себя Императором Всероссийским. Боюсь, что этот манифест создаст раскол и ухудшит положение и без того истерзанной России."

Что ж, опасения Императрицы были не без оснований. Но если прочитать дальнейшее, станет ясно, что отрицательное отношение Государыни к Манифесту было вызвано именно Ее неуверенностью в гибели Царственной Семьи, и ничем иным, что неоспоримо явствует из следующих слов:

"Если Господу Богу, по Его неисповедимым путям, угодно было призвать к Себе моих возлюбленных Сыновей и Внука, то я полагаю, что Государь Император будет указан НАШИМИ ОСНОВНЫМИ ЗАКОНАМИ, в союзе с Церковью Православной, совместно с Русским народом".

Т.е. единственным основанием права на Престол Императрица считает Основные Законы, которые "указуют" – без всяких соборов и выборов – Государя Императора. Затем речь идет о союзе с Православной Церковью, что само собой разумеется. Что же касается участия Русского народа, то, в сопоставлении с вышесказанным, сомнительно, чтобы Императрица имела в виду всенародное голосование.

Если не для смеха, то как пример народного законотворчества, не могу не привести по данному поводу "аргумент" Л. Болотина:

"Свой самозванный манифест Великий Князь издал при живой вдовствующей Императрице Марии Федоровне, которой по праву принадлежала роль Августейшей Местоблюстительницы Российского Престола". ("Куда ведет дорога...", стр.10).

По какому праву? Каким образом жизнь вдовствующей Императрицы становится препятствием к провозглашению Императора? Это – вопросы без ответов, они за пределами досягаемости нашего разума...

Итак, Императрица Мария Федоровна упомянула о союзе с Церковью Православной. Вот слова из послания Первоиерарха Русской Православной Церкви Заграницей Блаженнейшего Митрополита Антония:

"Если мы не примыкаем к обоим бунтам 1917 года, т.е. ни к бунту господскому, или февральскому, ни к бунту солдатскому, или еврейскому, или октябрьскому, то должны признать, что согласно законам, согласно древнему разуму и примеру прежних Государей, усопших трех Александров и обоих Николаев, власть Царскую получает законный наследник сам по себе, т.е. прямо от промыслителя Господа без всякого избрания...

А какое же касательство ко всему этому власти церковной? Она обязана указать православному народу законного Царя и призвать народ к послушанию.

Итак, отцы и братце, умоляю вас, отрекитесь окончательно от треклятой революции против Бога и Царя и предайтесь во имя Отца и Сына и Святого Духа законному Царю нашему Кириллу Владимировичу и законному Наследнику Его Владимиру Кирилловичу".

Преемник Митрополита Антония, Блаженнейший Митрополит Анастасий писал Наследнику Императора в изгнании – Великому Князю Владимиру Кирилловичу:

"Связанный с последней трехсотлетней историей, Русский народ не может не дорожить своим Императорским Домом и особенно Тем, Кто возглавляет его по порядку наследования. Чем тверже этот порядок, тем увереннее мы смотрим на будущее, ибо он обеспечивает скорейшее восстановление и утверждение Императорской Власти на Руси".

"Вашему Императорскому Высочеству указано быть ныне и Носителем и Хранителем этого священного Царственного первородства, дабы не погасла историческая свеща в сумерках наших смутных и скорбных дней. С нею Русские люди, в рассеянии сущие, чают при помощи Божией войти в освобожденную Русскую Землю, где эта свеща будет снова водружена в Всероссийской свещнице, чтобы мирно светить не только тем, иже в храмине суть, но и перед лицем всего мира".

Это голос Церкви православной, Ее свободной части заграницей. Для православных это кое-что значит, и поэтому "выборщики" вынуждены замалчивать это всеми средствами, идя на преступление против Духа Святого.<7>

В этом отношении Церкви к монархии и к принципу наследственности в частности – вся суть подлинной "власти от Бога" и христианского ее понимания и приятия. Государь дается не "по многомятежному человеческому хотению"; Закон лишь фиксирует Богоданное первородство. Проповедники "выборов" играют на довольно низменных струнах человеческой души, подвигая "неискусных в брани", слабых духом, не только на неповиновение Богоданному Государю, но и на дерзновенное посягновение на решение судеб Верховной Власти.

III

Необходимо разъяснить, что и сама сущность Земского Собора как учреждения в данном случае искажается. Земский Собор был прежде всего органом народного представительства в Московской Руси, созываемый Царем для совета "со всей Землей" для решения особо важных дел. Созывался Собор по воле Царя, нерегулярно, и со времени абсолютистских реформ Петра I его созыв был прекращен.

Собор 1613 года был и Земским и Церковным, и представлял собою в истории России особое событие. Созван он был в исключительно тяжелых обстоятельствах и имел целью восстановить Царскую Власть после прекращения Династии. Выражение "избрание на Царство" употреблялось в терминологии Соборных постановлений, но не в смысле "выборов"; существует более точное выражение: "призвание". Задачей Собора было указать ближайшего Родственника угасшей Династии:

"...быти на Владимирском и Московском и на Новогородском Государствах и на Царствах Казанском и Астраханском и Сибирском и на всех преславных Российских Государствах, Государем Царем и Великим Князем, всей России Самодержцем, прежних великих благородных и благоверных, и Богом венчанных Российских Государей Царей от Их Царского благородного племени, блаженныя славныя памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Феодора Ивановича всея Руси Сородичу Михаилу Феодоровнчу Романову-Юрьеву".

Никаких других "заслуг" у юного Михаила Романова в то время не могло быть. Законов о Престолонаследии еще не было. Руководствовались нормами византийского Номоканона, основанного на римском праве, в том числе в вопросах наследства. По этим нормам близкое свойство предпочиталось дальнему родству. Так Борис Годунов в качестве брата жены царя Феодора Иоанновича считался Его вполне законным преемником (обвиняет его в другом), в то время как Рюрикович Василий Шуйский считался узурпатором. И Михаил Феодорович Романов был призван ("избран") на Царство как природный, Богоданный Преемник Династии Рюриковичей после Годуновых.

Смысл наследственного права, являющегося неотъемлемым атрибутом подлинной Монархии Самодержавной, заключается именно в бесспорности, изначальной данности Государя, исключающей групповую, сословную, партийную борьбу, а также всякую зависимость от каких-либо групп, лиц или кругов. История свидетельствует, что общественные группы, не желающие укрепления Монархии, противились как раз утверждению наследственного принципа, стремясь поставить Государя в зависимость от своих "выборов". Германский Император избирался съездом имперских князей, в XIII веке право избрания присвоили себе семь курфюрстов. Выборное Польское Королевство-"республика" – привело страну к анархии и распаду. Византийский Император официально тоже утверждался синклитом (сенатом), на деле же это была чаще всего легитимация очередного узурпатора; и то, и другое было наследием римской олигархии, перерождающейся в деспотию. Но и Монархия в свою очередь стремилась к династичности, как к правовому своему утверждению. Это видно на примере той же Германии. В Византии происходил аналогичный процесс, приведший к власти Династии Палеологов.

В Россию же, принявшую Православную веру, окончательно утвержденную Семью Вселенскими Соборами, Самодержавие пришло вместе с Православием тоже в наиболее совершенной форме. И Великий Московский Собор 1613 года утверждает отнюдь не свое право поставлять и низводить Государя:

"... Заповедано, чтобы избранник БОЖИЙ Царь Михаил Федорович Романов был родоначальником Правителей на Руси из рода в род, с ответственностью в своих делах перед единым Небесным Царем, а кто же пойдет против сего Соборного Постановления – Царь ли, Патриарх ли и всяк человек да проклянется такой а сем веке и в будущем, отлучен бо будет он от Святыя Троицы..."

Что же предлагают нам господа веймарны и их отечественные эпигоны? Устроить выборы, разделиться на группы сторонников того или иного "претендента" и провести голосование? Видимо, можно и это: в "Имперском Вестнике" № 6 предлагается целый список – около трех десятков так называемых "князей Романовых"<8>, потомков неравнородных браков Членов Династии – выбирай любого. Но это еще не все:

"Ничьих прав на престол мы признать не можем, даже ни за кем из потомков Династии Романовых" (ИВ №7, стр. 6).

Это заявляет Д. Веймарн (брат К. Веймарна) – Председатель Высшего Монархического Совета (!). Как видим, верность соборной клятве Дому Романовых – до поры до времени. Но и этого мало:

"И приняв во внимание, что население страны превышает 280 миллионов жителей, мы среди них такого человека (т.е. Государя – М.А.) найдем без труда" (там же).

Дальше – больше: на предполагаемом Соборе

"... сам русский народ изберет наиболее подходящий ему образ правления". (ИВ №5, стр. 5).

И наконец:

"Некоторое недоумение вызывает и монархическая твердость. Многие из тех, кто стоит за монархию, искренне не понимают, зачем лишать народ свободы волеизъявления, которую он имел, избирая Династию Романовых". (там же).

Приведенная цитата якобы содержится в некоем "документе из России". В этом случае можно рассматривать ее как скорбное свидетельство одичания нашего соотечественника, видимо, не слыхавшего о соборной клятве и не отличающего Собора от "учредилки". Но здесь показательно другое: данная система наставлений и рекомендаций представляет собой последовательную и продуманную акцию по размыванию всякого понятия о Монархии и Соборности путем внесения хаоса в вопрос престолонаследия и попутно призванную парализовать волю к ее восстановлению, вплоть до нежелательности излишней "твердости". Обращаюсь к доморощенным последователям заокеанских наставников: неужели до сих пор не понятно, к кому на удочку и на какой ржавый крючок вы попались? Куда там! Если в январе 1989 года, в том же номере "ИВ" К. Веймарн писал: "Интересно отметить, что разговоры о созыве Земского Собора уже слышны в Советском Союзе"(!) – то сегодня "в Советском Союзе" от разговоров перешли к делу. В Первопрестольной Столице уже вовсю функционирует "Постоянное Предсоборное Совещание", в котором принимает участие самый широкий спектр организаций веймарновского толка: и "Союз Христианское Возрождение" с В. Н. Осиповым, и "братство Царя Мученика" с Г. Е. Распутиным, и Болотин с мистическим Михаилом (не Горбачевым). И все это пользуется вполне благосклонным отношением властей, как светских, так и духовных. Вот что пишут в "Земщине" №15:

“Встреча с Патриархом. 14 ноября в патриаршей резиденции состоялась двухчасовая встреча Его Святейшества Патриарха Московского и всея Руси Алексия с представителями православных братств, ряд которых входит в Предсоборное Совещание для подготовки Всероссийского Земского Собора... Руководитель союза "Христианское Возрождение В. Н. Осипов коротко рассказал Патриарху о деятельности союзников в деле сохранения единства Российской Державы (вот бы послушать! -М.А.)... Патриарх... одобрил и благословил деятельность Союза ХВ".<9>

Как же не благословить такое дело, если "Православная Церковь не может связать свою судьбу с тем или иным политическим курсом" (Заявление Синода Московской патриархии от 3 апреля 1990) и если "всякое государственное и национальное устроение жизни для нас вторично" (Слово патриарха Алексия в Неделю Православия 1991).

В свою очередь "национал-большевистская" "Молодая гвардия", рекомендующая себя в качестве последнего защитника социализма, также не остается в стороне от столь важного вопроса, затрагивающего будущее "нашей советской родины", и предоставляет место на своих страницах некоему С. Носову, который, судя по "предсоборной" терминологии и чисто веймарновским рассуждениям о "реставрации", явно из этой компании. Налицо неустанная забота партии о чистоте Самодержавия. Что же волнует их в первую очередь?

"...осуществление такой идеи (в результате призыва "легитимного" государя из Дома Романовых, т.е. без избрания его на Земском Соборе) неизбежно приведет к псевдомонархии талмудического (? - М.А.) характера под внешне благовидным ликом Государя-Императора... (МГ №9, 1990).

Вот что самое страшное для молодогвардейских "соборников" – Легитимный, т.е. ЗАКОННЫЙ Государь из ненавистного им Дома Романовых! Другое дело – "избранный" кем надо. Это в крайнем случае допустить можно. Что же касается своеобразного выражения о "талмудическом характере" монархии, то за отсутствием смысла, из него можно заключить по крайней мере то, что талмудисты от марксизма-ленинизма и атеизма срочно переключаются на талмудизм "монархический". Заметка в "МГ" носит заголовок, достойный самой "Правды", и то годов 20-х: "Кто рвется на российский престол?" Хороша и вступительная фраза, исполненная деланного изумления, за которую в старые добрые времена в лучшем случае вырвали бы язык (приводить ее здесь не станем).

Из текста явствует, что в отличие от Великого Князя, Которому Престол принадлежит по праву, именно сейчас кто-то туда усиленно рвется, не брезгуя при этом самыми низкими и подлыми средствами.

IV

Итак, мы видели, что "дело собирания", как выражается Л. Болотин, и даже "избирания" сопровождается благословениями "патриотов" всех цветов и коммунистов всех вероисповеданий. Но не дает покоя одно серьезное обстоятельство: наличие законного Наследника Престола Главы Российского Императорского Дома Великого Князя Владимира Кирилловича. Вот тут и попробуй "сохранять полную лояльность по отношению ко всем потомкам наших Государей" ("Истинное возрождение..." стр.12). Тут можно понять и простить жалкое состояние позитивной части теории Земского Собора – вся энергия уходит на борьбу с досадной помехой на пути к "всенародному ликованию".

Дело это, надо сказать, непростое: полвека Государь возглавляет Российский Императорский Дом – и не к чему "придраться". Так что, не взыщите, здесь все пойдет в ход; при неимении ничего конкретного и серьезного делается ставка на количество: слухи, сплетни, придирки, вздорные обвинения – множество мелочей, из коих каждая в отдельности не стоит выеденного яйца. В сочинении Веймарна все это расписано аж по пунктам. Шизофренические рассуждения о Законах с одновременным их отрицанием (пункты 1 и 2) мы уже приводили. Какими же еще "доводами" оспариваются права на Престол Великого Князя Владимира Кирилловича?

Пункт 3: знаменитый "красный бант", который якобы надевал на себя Его Отец – Великий Князь Кирилл Владимирович. Эта РОВСовская сплетня, распускаемая в первую очередь В. Кн. Николаем Николаевичем, была изначально предназначена служить основным аргументом, дезавуирующим законные права Кирилла Владимировича, и создать в Императорском Доме за рубежом хаос и смуту, лишив Его возглавления. В чьих это было интересах – объяснять излишке.

Пункт 4: Манифест Императора Кирилла I 1924 года – тоже каким-то парадоксальным образом служит опровержению прав Его Сына, хотя, казалось бы, должен подтверждать. Попутно Императору предъявляются упреки по поводу Его Обращения 1922 года, когда Он еще не решался принять Императорский титул, не будучи уверенным в смерти Своего Предшественника и Его ближайших Наследников, что делает Ему только честь.

В пункте 5 Великому Князю Владимиру Кирилловичу ставится в вину "принятие на Себя" титула Великого Князя "на основании Манифеста Своего Отца". Видимо, это основание не является для Веймарна достаточным. Причем отмечается, что "в начале деятельность Кн. Владимира Кирилловича была положительной", и следует неожиданное признание, что Орден все-таки признавал Его Великим Князем. Когда Его деятельность стала "отрицательной" – не сказано.

Под номером 6 сообщается о бракосочетании Великого Князя, бывшем в 1948 году, которое, почему-то, названо "тайным", причем 2 раза подряд. Для кого оно осталось тайной – не знаю. Веймарну явно не по душе это событие, и он приводит (или сам пускает) слух о еврейском происхождении Матери Великой Княгини, причем требует "официально доказать", что это не так. Этот "аргумент", пожалуй, самый весомый и затмевает даже пресловутый "красный бант", т.к. имеет особенно шумный успех в тех кругах, где красный цвет зазорным не считается. Об этом речь пойдет отдельно, но заметим еще, что в течение 30 лет этой "проблемы" не существовало.

Следующие "факты", на основании которых, напоминаю, отрицаются права Великого Князя на Престол, таковы:

Пункт 7: Учреждение Государем в 1969 г. на случай Своей смерти Блюстительства Престола в Лице Своей Дочери", что далеко не всеми было принято". (В настоящее время надобность в Блюстительстве отпала. Об этом см. ниже.

Пункт 8: Интервью в немецком журнале. Что сказал о Царе-Мученике в этом интервью Великий Князь, однако, не цитируется, хотя элементарная логика требовала сделать это. Содержание интервью остается никому не ведомым. Зато хорошо известно, что ныне покойный председатель "Объединения рода Романовых", состоящего из так называемых "князей Романовых", Князь Василий Александрович называл канонизацию царственных Мучеников "политической спекуляцией". Именно на "авторитет" почившего Князя ссылается известный своей ненавистью к России и хулой на всех Новомучеников Российских проф. Поспеловский со страниц евлогианского "Вестника РХД" (№ 158). Характерно, что в этом же своем "письме в редакцию" профессор, кощунствующий над почитанием Царя Мученика, успевает бросить камешек и в Великого Князя, оспаривая Его права на Престол на том основании, что "Его никто нигде не короновал".

Пункт 9: Свадьба Дочери Государя Великой Княжны Марии Владимировны с Принцем Прусским, "которому Он осмелился (! - без санкции Веймарна?) пожаловать титул Великого Князя..:", а также награждения Великим Князем некоторых лиц орденами и титулами. Причем Веймарн перечисляет все это тоном следователя, собравшего улики, что выглядит довольно комично: "Достоверно известно награждение орденом Андрея Первозванного королей: албанского, итальянского, румынского, царя болгарского..." <10>

Пункт 10: И вовсе какая-то ахинея. В воспаленном воображении Веймарна Великая Княгиня Мария Владимировна "просит правительство Франции наделить Ее Сына... титулом Великого Князя". Вряд ли нормальный человек нуждается в объяснении, что французское правительство не располагает подобной компетенцией. Этот титул Внук Главы Императорского Дома имеет по праву рождения, каковым и был поименован в Пасхальном Обращении Его Августейшего Деда, где содержалось извещение о рождении Великого Князя Георгия Михайловича. Что имел в виду Веймарн: подслушал ли какую-то сплетню или просто заврался – сие осталось в неизвестности, да впрочем и неинтересно.

Вот и вся, с позволения сказать, "аргументация". Остальное содержание брошюры – чистой воды пустословие и демагогия, причем, с явными признаками психических отклонений. А суть поднимаемой проблемы напоминает содержимое гнилого ореха. Неудивительно, что эта "классика" показалась последователям явно недостаточной, и упомянутый уже Л. Болотин в своем "труде" ("Куда ведет...") большую часть текста посвящает смакованию обстоятельств женитьбы Великого Князя Кирилла Владимировича, а именно того, как Император Николай II сперва не хотел признавать этот брак, т.к. не дал на него согласия. Тот факт, что Государь его все же признал – это на Болотина нисколько не действует. С маниакальной невменяемостью продолжает он указывать на некий "документ", который "недавно стал известен и доступен" и "хранится в Москве в Центральном Государственном Архиве Октябрьской Революции" (подобные документы всегда становятся доступны тем, кому надо, и в нужное время) с первоначальной отрицательной резолюцией Государя по этому вопросу (от 15 января 1907): "Признать брак Вел. Кн. Кирилла Владимировича Я не могу...", и т.д. Этот документ упоминается слишком часто как в соответствующей печати, так и устно, причем окончательную волю Императора, выраженную в Именном Сенатском указе ровно полгода спустя (15 июля 1907 г.), при этом, как правило, забывают. Именно такого рода забывчивость проявил, например, А. Широпаев, выступая на манифестации в Царском Селе 19 мая 1990 года А при дефиците подобной информации в тот период – это уже дезинформация; и приходится встречать людей, которые слышали о первом документе и знать не знают о втором. Поэтому уместно будет привести его лишний раз:

"Супругу Е. И. В. Вел. Кн. Кирилла Владимировича именовать Великою Княгинею Викториею Феодоровной, с титулом Императорского Высочества, а родившуюся от брака Вел. Кн. Кирилла Владимировича с Вел. Княгинею Викториею Феодоровною дочь, нареченную при св. крещении Мариею, признавать Княжною Крови Императорской, с принадлежащим Правнукам Императора титулом Высочества".

Этот документ тоже стал "известен и доступен" в России, но не через ЦГАОР, а имеется в книге "Наследование Российского Императорского Престола", изданной заграницей в издательстве настоящего Российского Имперского Союза-Ордена. На Родине эта книга появилась в 1989 году. Болотин вынужден упомянуть ее в своем сочинении и комментирует приведенный документ какими-то ханжескими разглагольствованиями о непреходящем "духовном значении" первой резолюции, хотя речь там идет о денежном содержании для предполагаемого потомства, и невразумительным бормотанием о возможном существовании "тайного отречения" Великого Князя Кирилла и о "некоторой ущербности" самой формы признания". Хотя "некоторая ущербность" – это очень своеобразная юридическая формулировка, и отнести ее можно, скорее, к тому, что не пришло в голову ничего лучшего, но что касается формы признания браков, то таковой просто не существовало. Болотин ссылается на статью 187 Основных Законов (Законы, как видим, используются выборочно, по усмотрению): "О браке Великих Князей и Княжен возвещается во всенародное известие манифестами..." Но Сенатский указ 15 июля 1907 извещал не о браке. а о рождении дочери, в соответствии со статьей 139:

"О всех новорожденных и скончавшихся в Императорском Доме от мужеского поколения... объявляется во всеобщее сведение чрез Правительствующий Сенат".

Этот акт мог относиться только к полноправным Членам Династии, которые поименованы в нем с соответствующими титулами без всяких оговорок, что и является в данном случае признанием брака в качестве династического. Возвещать же о браке, заключенном 2 года назад, бессмысленно.

Совершенно уже ни в какие рамки не вписывается вторая "сюжетная линия" болотинского творения: неуклюжие потуги оспорить права Государя Великого Князя на основании Законов и даже противопоставить Ему "альтернативу" – "законного" претендента. Надо отдать должное Веймарну – он от этого все же воздерживается; и этого не делал никто за 70 лет. Болотин же, откровенно возомнив себя первооткрывателем, возвещает "одураченным монархистам" всех поколений новое "единственно правильное" понимание Законов. Причем не последнюю роль здесь играют высказывания "старца Г. Е. Распутина": И это оборачивается полной чепухой: женские поколения, ближайшие к Престолу, оказываются впереди мужских. А в статье 27 говорится определенно:

"Оба пола имеют право к наследию Престола, но преимущественно принадлежит сие право полу мужескому по порядку первородства; за пресечением же ПОСЛЕДНЕГО МУЖЕСКОГО ПОКОЛЕНИЯ, наследие Престола переходит к поколению женскому по праву заступления".

И последующие статьи Законов, которые Болотин берется "толковать", нужно, естественно, соотносить с предыдущими. И тем не менее, он делает заявление, предназначенное, по его мысли, произвести переворот в умах монархической общественности: оказывается "смысл Основных Законов" сводится к тому, что:

"предпочтительность мужеского поколения действует только в потомстве последнего Императора и лишь когда оно полностью исчерпывается, право престолонаследия переходит к потомству предыдущего Императора" (стр.17 брошюры).

Почему "только в потомстве последнего"?.. Если это так, то об этом должно быть хоть что-то сказано в Законах. А если не сказано, то болотинское изобретение в корне противоречит упомянутой статье 27 и полностью извращает "смысл Основных Законов". Судите сами: дают ли основания для подобных высказываний последующие статьи:

"Посему наследие Престола принадлежит прежде всех старшему Сыну царствующего Императора, а по Нем всему Его мужскому поколению.

По пресечении сего МУЖЕСКОГО поколения, наследство переходит в род второго Сына Императора и Его мужское поколение; по пресечении же второго мужеского поколения, наследство переходит в род третьего Сына, второго мужеского поколения, наследство переходит в род третьего Сына, и так далее".

С мученической кончиной Императора Николая II, Его Сына и Брата пресеклось МУЖЕСКОЕ поколение Императора Александра III (старшего Сына Александра II на момент смерти Последнего), и в соответствии со статьей 29 "наследство переходит в род второго Сына Императора" Александра II – Великого Князя Владимира Александровича, Внуком которого и является Великий Князь Владимир Кириллович. И главное – ничего особенного и оригинального; принцип первенства мужских поколений присущ не только Российским Законам. Император Павел только утвердил норму, общепринятую среди народов христианской цивилизации и тем более у нас. "Смысл Основных Законов" виден невооруженным глазом; но поэтому и нужно Болотину "избирание", что его "разъяснение" Законов не выдерживает критики. И надо сказать, что он и не настаивает больше на своем "открытии" в области права; повторяются лишь общие фразы о некоей "близости к Престолу" потомков Сестры Императора Николая II – Великой Кн. Ксении Александровны.

Зачем же все эти ухищрения с Законами – спросите вы, – если болотиным они все равно не писаны? А затем, что на достижение поставленной цели брошены все средства – возможные и невозможные, замаскированные видимой "законностью" и явно беззаконные. А цель, оправдывающая средства, заключается в следующем: среди внуков Вел. Княгини Ксении – два Михаила! И вместо того, чтобы показать, этого господина хорошему специалисту по навязчивым идеям, его "презентуют" в газете "Мегаполис-Экспресс" (№28, 1990 г.), где он фигурирует в качестве "журналиста и исследователя", причем журналист О. Полонская проявляет себя глубоким знатоком болотинского "учения" и очаровательно подыгрывает: "Не об этом ли Михаиле сказано в Писании...?".

V

Если, любезный читатель, суетливая беготня вокруг Государя Великого Князя ни в чем вас не убедила; если, несмотря на столь блистательную аргументацию, Вы все еще продолжаете сомневаться в отсутствии у Него прав на Престол, то тогда – делать нечего – придется перебросить силы на "опровержение" прав Его Потомства. В этом вопросе никак не обойти вниманием Супругу Великого Князя. Но все по порядку.

Помните тридцать "князей Романовых", из числа которых рекомендуется "избирать" Царя? Сюда же относятся и пресловутые Михаилы. Кто они такие? Об этих высокородных господах говорится в статье 36 Основных Законов:

"Дети, происшедшие из брачного союза лица Императорской Фамилии с лицом, не имеющим соответственного достоинства, то есть непринадлежащим ни к какому царствующему или владетельному Дому, на наследование Престола права не имеют".

Почти то же самое говорится в статье 188, из раздела о браках:

"Лицо Императорской Фамилии, вступившее в брачный союз с лицом, не имеющим соответствующего достоинства, то есть не принадлежащим ни к какому царствующему или владетельному Дому, не может сообщить ни оному, ни потомству, от брака сего произойти могущему, прав, принадлежащих Членам Императорской Фамилии".

Вот, казалось бы, и все. Но нет! Предпринимается попытка доказать, что под действие этой статьи подпадает и Великая Княгиня Леонида Георгиевна. Характерный пример – все тот же Глеб Рар, сотрудник "Радио Свобода".

Дело в том, что Император Александр III запретил неравнородные браки вообще. В свою очередь Император Николай II оставил этот запрет в силе только для ВЕЛИКИХ Князей, прочим же Князьям Императорской Крови разрешил (об этом говорится в примечании к статье 188):

"Впредь никто из Великих Князей и Великих Княжен не может вступить в брак с лицом, не имеющим соответствующего достоинства, то есть не принадлежащим ни к какому царствующему или владетельному Дому"

Вывод из этого делается потрясающий:

"Поэтому и князья Дома Романовых, вступившие в брак с представителями таких старых русских дворянских семей, как Шереметевы, Голицыны, Орловы, Голенищевы-Кутузовы, или грузинских родов Багратион-Мухранских и Чавчавадзе, вправе считать эти браки отнюдь не морганатическими, т.е. никак не ущемляющими их право на престолонаследие". (!?)

Заметьте: Багратион-Мухранские затерялись где-то в числе прочих.

"В принципе то же относится и к князьям, женившимся на иностранках дворянского или недворянского происхождения".

Демократия, да и только! Т. е. проще говоря: разрешение на морганатические браки дает основания считать их НЕ морганатическими! И это при том, что статья 188 остается в силе! Как видите, с логикой у Глеба Papa дела обстоят гораздо хуже, чем даже у Веймарна (вспомните "обязанность отказаться"). Впрочем, не так он прост, как кажется: самого текста ст. 188 он так и не приводит! В общем, опять мошенничество, передергивание. Но чего не сделаешь ради "необходимости Учредительного Собрания"! И хотя, по уверению Г. Рара: "этой точки зрения придерживаются практически все остальные члены семьи Романовых", нам не приходилось ни слышать, ни читать ничего похожего в других источниках; даже Веймарн при своем крайне "мозаичном" мышлении не взял на вооружение этот "парадокс". Видимо, такое лучше воспринимается на слух, по радио.

На кого не действуют шулерские манипуляции с Законами – для людей, как говорится, попроще – для них приготовлен и аргумент соответствующего уровня, более увесистый:

"Еще требуется официально доказать происхождение Княгини Леониды Георгиевны. Ее мать урожденная Золотницкая из Тифлиса. Известно, что Золотницкие, жившие в Тифлисе, были евреи, и что мать Леониды Георгиевны – чистокровная еврейка. Конечно, вопрос еврейской крови в жилах Княгини Марии Владимировны очень важен." (Веймарн, "Истинное возрождение...", с.14).<11>

Остается выяснить, кто, что и кому должен "официально доказывать" и с какой, собственно, стати? Происхождение Великой Княгини известно, и сведения о нем содержатся в любом генеалогическом справочнике царственных фамилий. Леонида Георгиевна, урожденная княжна Багратион-Мухранская, сестра Главы Царского Дома Грузии Ираклия Георгиевича, в родстве также с Испанским Королевским Домом. Мать Великой Княгини Елена Сигизмундовна, урожденная графиня Злотницкая, ее же мать – урожденная княжна Эристова, внучка Грузинского Царя Ираклия II.<12>

Что ж, если Вам и этого мало, вот еще "факты":

"Кирби (1-й муж Великой Княгини - М.А.) – американский коммерсант еврейской крови, имел первую жену – дочь банкира Янкеля Шиффа. У Леониды Георгиевны Кирби были и падчерицы, которые являются теперь падчерицами Князя Владимира Кирилловича. Супруга Кн. Владимира Кирилловича Леонида Георгиевна имеет родную сестру – Марию Георгиевну, которая была женой Берия и имеет от него детей".

Не угодно ли: если не мать, то первый муж; или первая жена первого мужа; или сестра – выбор как на заказ. Единственный источник информации на эту тему – приведенные выше инсинуации заокеанского проходимца. "Ученики" повторяют это почти дословно. Но вот интересная деталь. Помните молодогвардейского "предсоборника" С. Носова, которого так коробит от "легитимного Государя из Дома Романовых" (МГ № 9, 1990)? Он повторяет последний из приведенных нами абзацев в виде раскавыченной цитаты, но со ссылкой на брошюру Веймарна. Однако всякий, кому доводилось держать в руках это убожество, не мог не обратить внимание, что именно этот пассаж напечатан машинописным способом после подписи самого Веймарна! Видимо автор, привлекаемый ныне к суду за клевету, не желает брать на себя ответственность за эти "сведения", а просто пускает эту утку в белый свет, и приземляется она, что характерно, в самом "совпатриотическом" болоте!

Конечно, бездоказательные аргументы, несмотря даже на их пикантность, слабоваты; и Л. Болотин изощряется: Грузинский Дом становится у него "некогда владетельным княжеским родом, княжившим в Мухране" (Русский Вестник № 2(14) 1990; перепеч. "Родные просторы" № 7). Но что делать, если ЦАРСКИЙ Род Багратионов все-таки ЦАРСТВОВАЛ в Грузии! Остается одно – распускать сплетни. В истории Дома Романовых не ново, когда желая бросить тень на Государя "начинали" с Его Супруги. Но наш "исследователь" на этом не останавливается: ему очень хочется совместить "и то и это": отвергая Законы на них тут же опереться. Делая снисходительное допущение по поводу еврейства "Великой Княгини ("даже если это не так" – ценное признание!) Болотин делает упор на отрицании Ее Царственного достоинства. И, не устояв перед этим соблазном, он говорит непростительную глупость:

"Даже если предположить, что предки Князя Георгия Александровича Багратион-Мухранского... на всем протяжении последовательно заключала равнородные династические браки, ради сохранения в роду царского достоинства, то его собственный брак с госпожой Золотницкой вряд ли можно таковым считать под любым углом зрения, так Как история не знает такого владетельного или царственного дома Золотницких".<13>

Тщательно рассчитанный, смертельный удар уходит в пустоту, в "молоко". Дело в том, что вопрос paвнородности браков – внутренне дело каждой фамилии и зависит от ее собственных законов; и предки Князя Георгия Александровича" могли нести ответственность за свои браки только перед Главой собственной семьи, и ни перед кем более. В Российском же Императорском Доме принцип равнородности был введен лишь Манифестом Императора Александра I от 20 марта 1820 года, который и является источником упоминаемых статей 36 и 188. До этого Русские Цари женились, как известно, на ком Им было благоугодно; вот фамилии, из коих происходили Супруги Государей: Милославские, Салтыковы, Стрешневы, Нарышкины, Лопухины. Дочерей Царя Иоанна V Алексеевича и Царицы Прасоквьи Феодоровны, урожденной Салтыковой, выдали замуж за Герцогов Мекленбург-Штрелицкого (Екатерина) и Курляндского (Анна). Дочь Петра I и Екатерины Анна Петровна вышла замуж за Герцога Шлезвиг-Голштинского. Владетельнице Дома Европы, где и были впервые сформулированы принципы равнородности, принимали Их как равных потому, что Они являлись полноправными Членами собственной Семьи – Российскими Царевнами.

Здесь надо отметить, что в развитии и совершенствовании института Монархии принцип равнородности браков был обусловлен прежде всего насущными практическими соображениями. Кому знакома русская история, помнит, каким бедствием для Московского Царства становилась подчас родня Царицы. Царская свадьба выдвигала, зачастую, очередную семью временщиков. Но сейчас главное даже не это, а нечто другое: именно в наше смутное время законы о неравнородных браках стали как нельзя более актуальными. Именно в условиях зарубежного бытия Члены Императорской Фамилии получили возможность сознательно определить свой статус и свою роль в дальнейших судьбах Династии; и это непосредственно касалось вопросов брака. Большинство Членов Императорской Фамилии испрашивали у Главы Дома позволения на брак, как этого требовали Законы, но никто из представителей мужского поколения не вступил в брак династический, кроме Самого Великого Князя Владимира Кирилловича. Из этого следует, что на Нем пресекается последнее мужское поколение Романовых, имеющих право на Престол, и наследство переходит к Его Дочери – Великой Княгине Марии Владимировне в соответствии со ст. 30 Основных Законов:

"Когда пресечется последнее мужеское поколение Сыновей Императора, наследство остается в сем же Роде, но в женском поколении..."

Как Веймарн, так и Рар (трогательное единодушие!) упоминают "Объединение Рода Романовых". Эта организация, столь любезная сердцу всякого рода "непредрешенцев", которым одинаково не по душе "монархическая твердость", объединяет в настоящее время как раз не имеющих прав на Престол потомков Членов Династии. Это те самые "князья Романовы", которых нужно "избирать" и которые якобы все придерживаются той самой "точки зрения", которую излагал Г. Рар. Казалось бы, о чем тут много творить: высокородные интриги – дело естественное. Фрондирующие родственники – обычное орудие руках врагов монархии; достаточно вспомнить того же Вел. Кн. Николая Николаевича или какого-нибудь "принца Эгалите".<14>

Но когда были еще живы полноправные Члены Императорского Дома, то некоторые из них придерживались подобных же вольных понятий о порядке престолонаследия и делали соответствующие заявления, что и побудило Государя принять меры, гарантирующие порядок наследования Престола в случае Его смерти. Этот вопрос следует осветить подробнее, т.к. его часто превратно толкуют.

VI

Приходится иногда слышать и читать, будто бы Государь Великий Князь о 1969 году провозгласил Свою Дочь Наследницей Престола, нарушив тем самым права живших в то время законных наследников. Это совершенно не соответствует действительности. На тот момент картина была такова: кроме Великого Князя Владимира Кирилловича жили и здравствовали еще семь Князей Императорской Крови, Которые, по Законам наследовали Ему в такой очередности:

1. Всеволод Иоаннович (1914-1973)

2. Роман Петрович (1896-1978)

3. Андрей Александрович (1897-1981)

4. Никита Александрович (1900-1974)

5. Димитрий Александрович (1901-1980)

6. Ростислав Александрович (1902-1977)

7. Василий Александрович (1907-1989)

Все они состояли в неравнородных (морганатических) браках, и потомки их права на Престол не имели. Но позиция, которую многие из них занимали и высказывали, противоречила статьям Законов 25-39, т.е. представляла угрозу будущим правам Марии Владимировны. В случае преждевременной смерти Главы Императорского Дома любой из наследников мог завещать свои права на Престол не имеющим на него права своим детям, и создал бы этим хаос и анархию в законном порядке Престолонаследия. Великий Князь не только имел право, но был обязан оградить права Своей Дочери и, тем самым, обеспечить будущее Династии, что Он и сделал, не посягая на права Своих Родственников.

В 1969 году Государь учредил, на случай Своей смерти Блюстительство Престола в Лице Своей Дочери (а не провозгласил Ее Наследницей), которое заключалось в контроле за правильным порядком наследования в соответствии с Законами. Об этом в Обращении от 23 декабря 1969 г. говорилось:

"Отнюдь не нарушая порядка Престолонаследия, предусмотренного Государственными Основными Законами Российской Империи, Я объявляю, что в случае Моей кончины, Моя Дочь Государыня Великая Княжна Мария Владимировна становится Блюстительницею Российского Императорского Престола, со всеми правами и функциями, связанными с этим Достоинством, для служения России и охранения нашей Династии от всяких посягательств, откуда бы они не исходили".

Где же здесь нарушение Законов, о чем так много разглагольствует Веймарн? Напротив, Государь принял меры для охранения Законов при возникшей опасности их нарушения.

О наследовании же Престола самой Великой Княжной Марией Владимировной говорилось лишь как о неизбежном в недалеком будущем событии, обусловленном молодостью Ее в сопоставлении с преклонным возрастом Князей:

"Когда же право наследия Престола, после кончины последнего из мужеских представителей Династии, неизбежно перейдет в женскую линию, тогда Государыня Великая Княжна Мария Владимировна, Блюстительница Престола, станет Главой Императорского Дома Романовых".

Что и случилось в июле 1989 года с кончиной последнего Князя Императорского Дома – Василия Александровича, и надобность в Блюстительстве, которое так и не вступило в силу, отпала.

Пока же Августейшие Родственники пребывали в добром здравии, правомерность Акта 1969 года постоянно подтверждалась. Уже в самом заявлении протеста против данного акта, подписанном Князьями Всеволодом, Романом и Василием, содержатся такие слова:

"Жена Кн. Владимира Кирилловича имеет тот же статус, что и жены других Князей императорской Крови. Из этого следует, что мы не признаем за женой Кн. Владимира право на титул Великой Княгини. Из этого же следует, что мы не признаем ее дочь Марию Великой Княжной и рассматриваем провозглашение Кн. Марии Владимировны будущей Главой Императорского Дома как акт произвола и беззаконие". (цит. по "Эхо планеты" № 16, 1990г.).

Глава Династии, как видите, "лишен" великокняжеского титула, а Супруга Его "уравнена в правах". Такие вот своеобразные представления о беззаконии.

Бракосочетание В. К. Марии Владимировны с Принцем Прусским, по принятии Св. Православия Великим Князем Михаилом Павловичем, в 1976 году пять Князей Дома Романовых расценили как намерение "основать новую династию Гогенцоллернов-Романовых". С рождением Их Сына – Великого Князя Георгия Михайловича в 1981 году Августейшую Семью "поздравил" Кн. Василий Александрович, известный "разоблачитель" политических спекуляций":

"Счастливое событие в прусском королевском доме не имеет отношения к Романовым, поскольку новорожденный князь не принадлежит ни к Русскому Императорскому Дому, ни к Роду Романовых", (там же)

Хотя переход наследования в женское поколение предусмотрен Законом и сам по себе отнюдь не исключает замужества, а скорее предполагает его в целях продолжения Рода; на этот счет есть еще и исторический прецедент. Император Петр III, Родоначальник всех ветвей Династии, унаследовал фамилию Романов, как и Престол, по материнской линии. Так и Великий Князь Георгий Михайлович имеет не меньше прав именоваться Романовым, чем все Его Царственные Предки – Потомки Петра III. И Государь Владимир Кириллович как раз и принял все меры, чтобы Его Внук вырос не "прусским принцем", а достойным преемником Российских Императоров. Поэтому трогательная надежда Веймарна, что "род Гогенцоллернов останется навсегда ненавистным для русского народа", к Великому Князю Георгию Михайловичу отношения не имеет.

Но что бы не говорили "непредрешенцы" и "выборщики", "альтернатива" Великому Князю и "прусским принцам" все-таки есть. Л. Болотин, как мы видим, явно склоняется в пользу кого-нибудь из Михаилов – желательно старшего, некоего Михаила Андреевича (сына Князя Андрея Александровича и Елизаветы Фабрициевны Руффо), проживающего в Австралии. Веймарновский же "орден" признает право на "блюстительство Престола" за упомянутым "Объединением Рода Романовых", где далеко не все являются сторонниками Монархии. Скорее наоборот. Например, уже успевший примелькаться в перестроечной печати и на экранах ТВ "князь", а то и "великий князь" Николай Романович, известный как историк "либерального" направления и имеющий авторитет в определенных кругах. Причем, из его высказываний создается впечатление, что он изучал историю по советским учебникам, или просто сам их написал. Вот как оценивает его взгляды Стефан Скотт (книга "Романовы"):

"Романов-историк считает, что самодержавие изжило себя при Николае II и не было больше работоспособной формой правления. Но, по мнению Николая Романова, последующие проблемы отечественной истории вызваны тем, что традиция самодержавной власти так никогда и не была преодолена".

В общем, ничего оригинального – заурядная русофобская "советология". Неудивительно, что в свете подобных воззрений убийство Царской Семьи вызывает у него понимание и сочувствие, а убийство Каляевым Вел. Кн. Сергия Александровича – одобрение. Несмотря на слова: "Мы должны сохранить свою русскость как можно дольше", жена и дочери его – католички, по-русски не говорят. Именно этот свободомыслящий господин возглавляет в настоящее время "Объединение Рода Романовых" и как раз ему, по веймарновским "законам" принадлежит роль "блюстителя Престола" в качестве председателя "Объединения ("Истинное возрождение..., с. 12). Другой из болотинских Михаилов – Михаил Федорович, которого "монархист" Невзоров назвал почему-то "великим князем" и "наследником престола", прошлым летом осчастливил своим посещением Петербург. Телезрители имели удовольствие лицезреть высокого гостя на берегу Невы, повествующего на ломаном языке предков романтическую историю, как Ленин, Свердлов и Юровский спасли Царскую Семью и вывезли за границу (известная басня самозванца Майкла Голеневского, выдававшего себя за Цесаревича Алексия Николаевича).

Все это еще и еще раз подтверждает не только непреходящее значение Законов о Престолонаследии, но и особую важность их соблюдения в настоящее время. Нужно возблагодарить Господа Бога, что по законам о неравнородных браках (статьи 36 и 188) вышеперечисленные господа к Российскому Императорскому Дому не принадлежат. Только строжайшее соблюдение Закона позволяет в данном случае отделить чистое от нечистого, пшеницу от плевел, И если даже в чисто практическом смысле отказываться от Законов нет никаких оснований, то и в соображениях более высокого порядка – что как не верность законному Государю может послужить началом к искуплению греха предательства, тяготеющего над нашей страной. Кто же хочет похитить у нас плоды покаяния? Именно после 70 лет беззакония и самозванщины потребность в законной власти ощущается наиболее остро, ибо только она – власть от Бога. Неужели опять фальшивка под видом "воли народа"? Нет, только путем правды – путем ЗАКОНА вернется Русский Народ после горьких блужданий в оставленный отчий дом – Святую Русь, и тем сподобится БЛАГОДАТИ. Историческая свеща, коей уподобил Государя Великого Князя Блаженнейший Митрополит Анастасий, озаряет нам этот путь. И да не соблазняют нас болотные огни.

Заключение

Неисповедимы пути Господни. Мы не можем в точности предугадать, какие возможности восстановления Российского Престола будут предоставлены нам милосердием Божиим. Конечно, наилучшим путем явился бы Всероссийский Земский Собор, ибо это было бы следствием всенародного покаяния и духовного преображения. Подлинный Земский Собор восстановит Православное Царство, а любое иное собрание, самочинно избирающее "образ правления", а равно и Государя, будет безблагодатным нечестивым сборищем. Но для того, чтобы восстановить Монархию, нужно, для начала, иметь о ней элементарное понятие, в частности о таком неотъемлемом ее свойстве, как законное право на Престол. То же можно сказать и о Земском Соборе: кощунственные и нелепые уподобления Собору 1613 года, выборы Царя "из законной Династии Романовых", имеют такое же отношение к "нашим историческим путям", как ереси трясунов и хлыстов с их "христами" и "пятидесятницами" к Православной Вере.

Династия Романовых, на верность Которой русский народ целовал Крест на Великом Соборе, несмотря на все усилия врагов России, не уничтожена. Более того, порядок Престолонаследия в Ней свято соблюдается до сего дня, и Законный Правопреемник Российских Государей, как и Его Наследники, пребывает в постоянной готовности принять бремя Царственного Служения. Поэтому злоба врагов обратилась на Личность Государя Великого Князя, Который естественным образом является средоточием монархической идеи. Появляются лжепророки, волки в овечьей шкуре – лжемонархисты всех видов, всех цветов и оттенков, которых объединяет лишь одна общая задача - не допустить воцарения Законного Государя.<15> Поэтому нет основания говорить о "расколе" в русском монархическом движении. Демагогия о соборах и выборах, сначала из тридцати "князей романовых", а потом из 280 миллионов – чистейшая деструкция и вредительство, направленное на развал и дезорганизацию. Для раскола же нет ни малейших причин: права Великого Князя Владимира Кирилловича слишком бесспорны и очевидны, пи подтверждены к тому же Отцами Церкви. Мы видели, насколько ничтожны и беспомощны попытки их оспорить.

Убедительно в них одно – их разрушительная цель: отвратить от Государя наше сердце. Кампания враждебной деятельности против Августейшей Семьи имеет ту же природу, что и в далеком 1917-м и служит подстрекательством к продолжению бывшего тогда клятвопреступления – теперь уже к окончательной погибели:

"дополняйте же меру отцов ваших!" (Мф. 23,32).

Восстание на Законного Государя, называемое в старину "воровством", часто пытаются обосновать некими идеологическими расхождениями, связывая с именем Великого Князя идею "конституционной монархии", что, по их мнению, соответствует демократии. Не говоря о том, что Государь не давал ни малейшего повода делать подобные выводы; сами "соборники", мнящие себя ревнителями чистоты Самодержавия, ставят личность Монарха в зависимость от все того же "народного волеизъявления", несмотря на бесконечное пустословие о "соборности". Они сами начинают чувствовать это; и тогда возникает теория, что "избрание" совершится каким-то чудесным образом, и Господь должен подать некий знак. Воистину: “Род лукавой и прелюбодейный ищет знамения, и знамение не дастся ему” (Мф. 12,39). Дух злобы и лжи завладевает ими все более и обращает в свои орудия. Неудивительно потому, что их вожделенный и неведомый "наследник престола" приобретает странно знакомые, зловещие черты:

"В настоящее время Законный Наследник Российского Престола находится в сокровенном уединении подобно Христу в Египте и не может быть явлен верноподданным своим, доколе живы ищущие души его." ("Земщина" № 14, "Программное заявление постояннодействующего предсоборного совещания...", пункт 2 "Отношение к Личности Законного Наследника Престола")

И воцарится этот "законный" наследник" должен "на малое время" перед Вторым Пришествием Господа нашего Иисуса Христа. В общем, кто знаком с учением Свв. Отцов об Антихристе, тот поймет, о ком идет речь.

В такие вот адские бездны ведут безумные тщания положить в основание святого дела всякую ложь и беззаконие. Но не стоит здание на песке. Да будет преданность Благочестивейшему, Богом дарованному Государю Владимиру Кирилловичу во главе угла нового храма Святой Руси краеугольным камнем, ибо на нем она стояла тысячу лет.

В настоящее время наш Государь не имеет меча для "наказания делающим злое" (Рим. 13,4). Господь испытывает нас ВЕРНОСТЬЮ – верностью за совесть. Не поколеблемся же на погибель!

Санкт-Петербург, весна 1991 г.


Примечания:


<1> Название ХПС сохранила за собой отколовшаяся и окончательно деградировавшая группа Е. Пашнина, исполняющего функции "духовного наставника" в языческом Союзе Венедов. Печатный орган – журнал "Русский Вестник" (не путать с газетой того же названия).

<2> О том, что РИС-О признавал Владимира Кирилловича Великим Князем, проговаривается сам Веймарн ("Истинное возрождение..., с. 14). Об этом свидетельствует также Устав РИС-О, принятый в 1966 г., в параграфе 27: "Старший в Роде Романовых, Его Императорское Высочество Великий Князь Владимир Кириллович почитается Имперцами Главою Российского Императорского Дома". Подтверждение этому находим и в юбилейном Имперском Сборнике (1959) в воспоминаниях Н. Сахновского о созданном им в годы 2-й Мировой Войны Российском Народном Ополчении. За. Богослужением ополченцы пели Тропарь Св. Кресту с поминовением Вел. Кн. Владимира Кирилловича. Таким образом, "непризнание" Веймарном Великокняжеского титула за Государем – мягко говоря, нововведение. Тем не менее, в "ИВ" № 8, посвященном 60-летию организации, он же излагая в собственной интерпретации "историю", представляет дело так, что Орден был создан исключительно с целью противодействия "младороссам", признававшим Императора Кирилла I. Приходится еще слышать рассуждения о том, что Глава Императорского дома – это одно, а права на Престол – другое. Это, конечно же, глупость: никакого другого Главы Императорского Дома, кроме Императора, не бывает.

<3> Следует запомнить раз и навсегда, что в вопросах браков и разводов Законы Российской Империи не ставили никаких дополнительных ограничений для Членов Императорской фамилии, кроме разрешения Императора. Для Них действовали общие основания, в том числе и в вопросе браков между двоюродными и с разведенными. Л. Болотин настаивает на том, что первоначальный запрет Императора Николая II на брак Вел. Кн. Кирилла Владимировича был вызван не чисто семейными причинами, а более серьезными – охранением канонов Церкви. Но как раз со стороны Церкви и не было никаких препятствий. Слова Г. Papa, что женитьба на разведенных для Членов Императорского Дома "не допускалась" Основными Законами – чистейшее вранье. На разведенной был женат, например, Великий Кн. Николай Николаевич Младший.

<4> В подтверждение того, что потомство от браков с инославными Особами имеет право на Престол, служит такой пример. Княжна Татиана Константиновна, выходя замуж, отреклась от прав на Престол. Мать Ее, Вел. Княгиня Елисавета Маврикиевна, была лютеранкой. Отречение означает, что Княжна право на Престол имела. Это подчеркивалось в Именном Сенатском Указе Императора Николая II: "Ея Высочество Княжна Татиана Константиновна представила Нам, за собственноручным подписанием, отречение от принадлежащего Ей, КАК ЧЛЕНУ ИМПЕРАТОРСКОГО ДОМА, ПРАВА НА НАСЛЕДОВАНИЕ ИМПЕРАТОРСКОГО ВСЕРОССИЙСКОГО ПРЕСТОЛА." Приведенные слова лишний раз свидетельствуют еще и о том, что все Члены Императорского Дома имеют право на Престол.

<5> Устав РИС-О, утвержденный в 1966 году, ни разу не упоминает о Земском Соборе, в том числе и в главе 1 – "Идеология".

<6> В № 13 "Земщины" помещен отрывок из статьи С. Ольденбурга "К вопросу о престолонаследии", содержание которой сводится к тому, что Законы о Престолонаследии настолько "запутаны и сложны", что распутать и понять их нет никакой возможности. "Многие думают, что достаточно взять в руки т. I Свода Законов –и ответ на все спорные вопросы будет ясен. Между тем, это не так." Законы пишутся, как правило, не за тем, чтобы запутать тот или иной вопрос, а с целью совершенно противоположной. Именно так объясняет смысл установления законов Манифест Императора Павла от 5 апреля 1797 года: "дабы не было ни малейшего сомнения, кому наследовать". Фраза проф. Коркунова о том, что Законы "не имеют той ясности, какой отличался... Акт 5 апреля 1797 года", смехотворна. Акт является ИСТОЧНИКОМ данных ЗАКОНОВ, и при всех неясностях с Законами, следует обращаться к источнику. Сама постановка вопроса: кого понимать под Императором в статьях 28, 29 и 30, абсурдна. Того Императора, о Котором там идет речь по смыслу, и никого более. Трудно предположить, чтобы ученые правоведы этого не понимали. Скорее всего, преследовалась конкретная цель: придать ясному делу "запутанность и сложность". Мнение же сенатора Завадского: "каждый Царствующий Император должен ставить Себя на место Павла I", является таким же новосочиненным "законом", как и веймарновские, и болотинские.

<7> Впрочем, Митрополита Антония "соборники" явно недолюбливают по причинам очень "веским": во-первых – недостаточное уважение к "старцу Григорию Ефимовичу Распутину", которого Митрополит аргументированно обличил в хлыстовстве; во-вторых – неодобрительное отношение к так называемым "имяславцам" (осужденным Синодом как еретики), которых Григорий Ефимович очень уважал.

<8> По этому поводу А. Волков в брошюре "Российский Императорский Дом" (Нью-Йорк, 1969) пишет следующее: "К появлениям же, подчас, на нашем эмигрантском горизонте каких-то князей или княгинь Романовых, нужно относиться как к неизбежному злу нашего безвременья. Так, например, в телефонной книге города Нью-Йорка фигурирует некий ROMANOFF Vladimir Alexievitch, Prince. Такому невежественному и наглому самозванству не следует придавать никакого значения".

<9> Не менее идиллические отношения сложились у монархиста В. Осипова и с властями мирскими: "Провозглашение, хотя и чисто словесное, борьбы с советским режимом – есть глубокое заблуждение... Борьба с отдельными злоупотреблениями властей, легальные выступления в защиту Советской Конституции от ее чиновных противников – вот что должно стать главным в деятельности сегодняшних протестантов. (? - М.А.) Необходимо в рамках режима завоевать право на существование лояльной оппозиции. Поэтому какие бы то ни было попытки создания нелегальных организаций не желательны... "(В. Осипов, "Бердяевский кружок в Ленинграде", "Вестник РХД" №104/105, стр.153-165).

<10> Еще забавнее то, что самого себя Веймарн считает, видимо, вправе "жаловать" титулы. Так, один из первых его посланников в Советский Союз, некто Д. Вайнберг именовался "графом Витте". Небезызвестный в gетербургских патриотических кругах К. Борисов имел документы веймарновского "ордена" на имя "князя Долгорукого".

<11> Стало уже знаменитым открытие Л. Болотина: "именно защитой от "просачивания" еврейской крови в жилы Российской Императорской Династии во многом объясняется строгость Закона об Императорской Фамилии". Жаль только, что остался неизвестным сам механизм защиты, а также причины его неэффективности. В воспоминаниях С. Витте находим такой рассказ: "... к сыновьям его, детям Великого Князя Михаила Николаевича, Император Александр III относился не так благосклонно (как к самому Великому Князю Михаилу - М.А.); к жене Великого Князя, Великой Княгине Ольге Федоровне, Император также относился не вполне благосклонно, вероятно потому, что, во-первых, Великая Княгиня Ольга Федоровна не была вполне образцовой супругой, а затем, во-вторых, главным образом потому, что она имела еврейский тип, ибо, как это известно в Бадене, она находилась в довольно близком родстве с одним из еврейских банкиров в Карлсруэ. Этот еврейский тип, а пожалуй, и еврейский характер в значительной степени перешел и к некоторым из ее детей.Однажды Император Александр III, обретясь ко мне, говорит: “Вы вчера видели детей …зонов?” (Император произнес одну еврейскую фамилию). Я не понял, о каких детях с еврейским именем Он мне говорит. После мне объяснили, что Он мне говорил о некоторых из Михайловичей". Для большей убедительности приведем цитату из сборника "Царь-Колокол" № 3 (стр.6): "Так, Великий Князь Николай Михайлович, известный масон по выражению Государыни, "скверный человек, внук еврея" (Переписка, т.5, с.130), несмотря на "кровь" и неоспоримые масонские заслуги по разжиганию февральской смуты, тем не менее был расстрелян еврейским же правительством в Петропавловской крепости". Остается добавить, что родным его братом был Александр Михайлович, супруг Вел. Кн. Ксении Александровны, родной дед болотинских Михаилов (Михаила Андреевича и Михаила Федоровича). И что замечательно: в настоящее время Законы как раз защищают Императорский Дом от указанных господ, что Болотину почему-то совсем не нравится.

<12> Историческая справка о роде Багратионов: " Став древнейшим и могущественнейшим родом царей в Армении и Грузии, Багратиды в течение тысячелетия непрерывно занимали престолы этих стран. В Грузии они стали называться Багратионами со времени Афанасия I в IX веке. Царица Тамара Великая была замужем первым браком за племянником Князя Андрея Боголюбского, князем Юрием, и после его смерти вышла замуж за осетинского владетеля Давида. Воцарившись в Грузии, потомки древних Багратидов занимали престолы Царей Имеретинских, Карталинских и Князей Мухранских, владевших своим уделом вплоть до начала XIX века. С присоединением Грузии к Российской Империи, Багратионы в первом же поколении дают ей национального героя, генерала войны 1812 года, князя П. И. Багратиона, родившегося уже в России, в селе Симах, Алексинского уезда, Владимирской губернии. В Мировую войну 1914-18 годов доблестно пал на поле брани герой кавалергард князь Константин Багратион-Мухранский, дядя Великой Княгини Леониды Георгиевны". ("Памятка для русских людей", 1950).

<13> Из этого пассажа делается вывод об отсутствии династических браков в современной Доме Романовых и о необходимости в этой связи "избирания" из числа потомков от браков нединастических. Но за пресечением мужеских поколений, наследование, по Закону (ст. 30), переходит в поколение женское. Женских же династических поколений предостаточно. Если предположить, что Род Великой Княгини Марии Владимировны когда-нибудь пресечется, право наследования перейдет к Потомству Марии Кирилловны. Следующий по очереди: линия Киры Кирилловны, затем – Елены Владимировны, Марии Павловны и т.д. Так что, как ясно видно, нет совершенно никакой надобности отказываться от законности и "сохранения истины", как того требует Л. Болотин ("Куда ведет дорога...", стр.18).

<14> "Принц Эгалите" – герцог Орлеанский, поддержавший революцию 1789 г. во Франции и голосовавший за казнь Короля Людовика XVI. Сам впоследствии казнен на гильотине революционерами.

<15> Еще один показательный пример редкого единомыслия. Б. Миллер из НТС, считающийся монархистом, привез с собой на Родину литературу веймарновского "ордена" – в частности "Имперские вестники". В газете "Московские ведомости" он заявляет: "Владимир Кириллович не может быть, к сожалению, монархом. Он женат на разведенной и первый муж ее был евреем... Может быть, следует подумать о создании какой-либо новой монархии, как это было в 1613 году" (!?) (МВ №10 1990). Непонятно почему "Земщина" (№ 1(18), статья "Яковлевская диверсия") отзывается о нем столь отрицательно.

Источник: МОНАРХИСТЪ

"ЦАРСКIЙ КIЕВЪ"  

Главная Каталогъ

Рейтинг@Mail.ru