ОБОРОННЫЙ ЩИТ ИМПЕРИИ

(90-летию со дня начала отечественной атомной программы – посвящается)

На исходе 2006 года, окунувшего нас в темный омут очередных «реформ», за праздничным фасадом которых для большинства населения нет ничего, кроме дополнительных материальных лишений, так приятно помечтать о величии прошлого, о том времени, когда страна, на чьих осколках все мы сейчас «комфортно» существуем, была, что называется, впереди планеты всей по реальному уровню жизни!

Тем более – и повод нашелся: ведь именно в это промозглые декабрьские дни почти сто лет тому назад предки наши, отнюдь не затягивая пояса от голода и не стремясь к построению коммунизма, приступили к практическому освоению одной из величайших тайн природы.

Что Западу не по зубам…

Как известно, к началу ХХ ст. немецкий ученый В.К. Рентген открыл так называемые “Х – лучи”, позднее названные в его честь рентгеновскими. Еще через весьма короткий промежуток времени заграничные исследователи А.Беккерель, П.Кюри и М.Складовськая–Кюри добрались до секретов полония, радия и естественной радиоактивности, Д.Д.Томсон открыл электрон, а британец Е.Резерфорд в 1911 – 1914 годах создал планетарную модель атома расщепил атом азота и обнаружил протон. Ясное дело, что каждый из перечисленных здесь нами ученых получал за свои научные достижения щедрое вознаграждение в виде индивидуальных Нобелевских премий. Каковые, даже присуждаясь по принципу “Мы, Европа, сами этот тип материального поощрения выдумали – кого пожелаем, того и наградим!”, не спасли западных специалистов соответствующих отраслей от нескольких десятилетий умственной атрофии – состояния, когда, казалось бы, в Берлине, Лондоне и Париже полностью потеряли не только способность анализировать полученные результаты, но и представление о том, куда вообще двигаться дальше. Сегодня в это трудно поверить, однако даже английская школа физики, после всех упомянутых выше достижений своих представителей накануне Первой Мировой войны, лишь в 1919 г. смогла, путем трансформации азота в кислород, осуществить полноценную ядерную реакцию. Будущие “творцы” Лиги Наций, ООН, НАТО, ОБСЕ и ВТО на определенное время потеряли инициативу в этой и смежных, ими же самими порожденных, сферах научного познания, которая постепенно оказалась в руках тогдашнего Санкт-Петербурга – Петрограда.

Впрочем, судите сами…

…то русским – в самый раз!

В наше время даже учеников младших классов средней школы активно программируют на то, что миром, мол, должны руководить идеи пацифизма, либерализма, так называемых «политкорректности» и «мультикультурности», а также прочей им подобной интеллектуально-нравственной белиберды. Если же продраться сквозь эти заросли малопонятных иностранных слов, то получается, что а) человек человеку волк, б) не пойман, не вор, г) лентяи, хулиганы, наркоманы и другие бродяги имеют те же права, что и законопослушные члены общества, д) сексуальные извращенцы не менее социально ценны, чем нормальные люди, е) расы, нации и религии смешиваются, а патриотизм становится последним прибежищем негодяев, ж) войны запрещены, кроме тех, разумеется, которые ведутся ради «вечных ценностей» демократии. Зомбируемые таким образом индивидуумы превращаются в лишенных воли маргиналов, а населенные ими государства – в геополитические территории, чьи лидеры искренне верят в ложные понятия типа “нерушимость границ” или “мир без аннексий и контрибуций”.

ТѣК счастью, Российская Империя ХХ ст. шла совсем иным путем! Осознавая необходимость деятельного присутствия в Азии, она пыталась укрепить собственное влияние в Северном Китае, Корее и Манчжурии. Вспомнив о намерении Царя Павла І (1796 – 1801) стать твердой ногой в районе Индийского океана, его преемник, Император Николай ІІ (1894 – 1917) расширяет “зону активности” России в Ираке, Иране и Афганистане. Если в древности Черное море называли «Русским», то и быть по сему, ибо армиям Династии Романовых целиком по силам занять Западную Армению, Босфор, Дарданеллы, Константинополь, Эрзерум, Трапезунд и Синоп! В Европе верховную администрацию Зимнего дворца особенно интересовали Восточная Пруссия, Галиция, Лемковщина, Буковина, Закарпатье, Южная Венгрия. В соответствие с чем приводился и экономический потенциал страны, раскинувшейся от Немана и Вислы до Сахалина, от холодного Мурманска до знойной Кушки.кстъ

...И в то время, когда Британский Лев понемногу хирел, а Соединенные Штаты Северной Америки отсиживались в Новом Свете, на Евро-Азиатском континенте появилась новая сила – Великая Россия, которая, подняв знамя колониализма, желала занять ведущее положение на планете.

Любой ценой и не считаясь ни с какими материальными затратами!...

Поиск оптимальных форм

Однако ловко сказка сказывается, да не скоро дело делается! Поставив перед собой вышеупомянутую задачу, правительство Российской Империи, в свою очередь, сразу же очутилось перед не менее сложной дилеммой: как подвигнуть на новые достижения и без того «перегруженную» сиюминутными проблемами национальную экономику? В конечном счете решение было найдено в том, чтобы предоставить дополнительный импульс народному хозяйству с помощью отечественной науки.

21 января 1915 года на очередном заседании Физико – Математического отделения Российский Академии наук академик В.И. Вернадський обнародовал заявление группы ученых, в котором шла речь о необходимости создания в стране «Комиссии по изучению естественных и производительных сил России» (КЕПС) – своеобразного творческого объединения академической элиты, чья деятельность была бы направлена на конструктивный перевод основных отраслей производства на военные рельсы. Получив поддержку академиков Н.Н. Андрусова, князя Б.Б.Голицына, А.П.Карпинского и Н.С.Курнакова, главные идеи этого документа через неделю легли в основу специального Меморандума, в котором, между прочим, можно было прочесть следующее: «В переживаемую историческую эпоху (здесь, понятное дело, имелся в виду российский фронт Первой Мировой войны и те задания, которые появились перед обществом в связи с необходимостью достичь победы над врагом. – А.М.), требующую напряжения всех сил страны, Императорская Академия наук не должна оставаться в стороне от этого движения, которое отразилось на всех учреждениях нашей Родины, и ее стремления направлены к одной только цели – дальнейшему развитию и постоянному поддержанию на должном уровне военного могущества России, необходимого ей как для облегчения бремени текущей войны, так и после ее окончания. Именно отсюда прежде всего напрямую вытекает необходимость улучшения способов обнаружения, добычи и обработки полезных ископаемых, что, в свою очередь, может быть достигнуто лишь путем опытного научного обоснования».

Б.Б.Голицын
князь Борис Борисович Голицын

Вскоре, на практике реализуя идею организации КЕПС, появилась «Предварительная Комиссия по созданию единого органа, координирующего работу всех естествоиспытателей Империи», в ряды которой, кроме уже известных нам пяти отечественных ученых во главе с Вернадским, вошли член – корреспонденты РАН П.И.Вальден, В.В.Залинський, Н.В.Насонов, И.П.Павлов, В.И.Палладин и А.С.Фаминицын. «Частые заседания этого почетного научного форума, - вспоминал позднее один из непосредственных участников тех событий, - проходили, как правило, достаточно бурно, причем доминирующим желанием всех, там присутствовавших, являлось стремление, поскорее избавившись от временного статуса КЕПС, приступить к исполнению своих обязанностей на постоянной основе». А 4 февраля того же таки 1915 г. Физико-Математическое Отделение Академии наук, в очередной раз обсудив «предложение Комиссии по вопросу об образовании Постоянной Комиссии для исследования естественных производительных сил России, постановило: 1) признать желательным и необходимым учреждение при Императорской Академии наук Постоянной Комиссии для исследования естественных производительных сил Российской Империи в составе как членов Академии, так и представителей правительственных ведомств, ученых обществ и лиц, избранных Академией; 2) избрать ныне же членов Комиссии из академиков для выработки Докладной Записки о ближайших задачах Комиссии, с указанием лиц и учреждений, приглашение коих является желательным для участия в ее работах; 3) утвердить Комитет для конкретного создания КЕПС в составе академиков А.С.Фаминицына, А.П. Карпинского, князя Б.Б.Голицына, М.А.Рыкачева, В.В.Заленского, И.П.Бородина, В.И.Вернадского, Н.В.Насонова, И.П.Павлова, П.И.Вальдена, Н.С.Курнакова, Н.И. Андрусова, В.И.Палладина».

Кадры решают все!

Такой уж, качественно иной и во многом непонятной для нас, нынешних, была тогда страна под названием «Российская Империя», чьи подданные, раз взявшись за работу, не успокаивались до тех пор, пока не доводили возникшую в голове теорию до ее практического осуществления. Причем помешать им на данном пути могла, похоже, только смерть – своя, общества либо же целого государства…

В начале лета 1915 г., то есть – менее чем через шесть месяцев после появления идеи создания КЕПС, началась активная подготовка к созыву Учредительной конференции данной структуры. Во все концы необозримой страны были разосланы соответствующие приглашения, в университеты и ведущие технические вузы Империи отправлялись специальные курьеры, на заводы и фабрики общероссийского масштаба - почетные делегации. Цель же этой кампании, в которой на уровне обычных исполнителей принимала участие даже почтенная столичная профессура, состояла в том, чтобы вовлечь в будущее военно-научное сотрудничество максимальное количество талантливых отечественных специалистов, тех светлых голов, кто в условиях жестокого противостояния с Германией, Австро – Венгрией и Турцией мог бы оперативно разрешать самые сложные интеллектуальные проблемы. «Когда Россия, - комментировал ситуацию академик А.С.Фаминицын, - находится в настоящее время в опасности, а злые соседи всеми мерами стараются помешать ее дальнейшему развитию, обязанность каждого учреждения, - внести посильную лепту в помощь Отечеству. Прежде всего требуется обеспечить нашу доблестную армию питательными продуктами, теплой одеждой и снарядами, помочь беженцам. Именно для этого необходимо срочно приступить к систематизированной регистрации наличных сведений о производительных силах нашей страны и ее природных богатств с тем, чтобы, по изгнании врага из пределов Государства, экстренно приступить к их разработке».

11 октября в 1915 г., собравшись в одном из столичных банкетных залов, 56 академиков, ректоров высших учебных заведений, представителей министерств и ведомств, директоров промышленных предприятий, председателей разного рода научных обществ России приняли окончательное решение: КЕПСу, как структуре, призванной стать флагманом отечественной научно-технической революции, - “зеленую улицу”! И пусть неистовствуют враги, а союзники по Антанте аж пеной исходят от зависти – «что там опять придумали эти проклятые русские!», нам, простите, свои задачи решать надобно!

...Тайным голосованием возглавлять новую “контору” поручили Вернадскому, его непосредственными заместителями стали академики князь Б.Б.Голицын и Н.С.Курнаков, должности секретарей заняли А.Е.Ферсман и С.Ф.Жемчужный а в Наблюдательный Совет вошли А.С.Фаминицын, П.И.Вальден, вице-директор Департамента земледелия ихтиолог В.К.Бражников.

В конце декабря в 1915 г. общее количество членов КЕПС достигли 109, в октябре 1916 – 131, в январе следующего – 139 специалистов разного профиля. Оно бы и дальше росло, если бы не февральско-октябрьский переворот 1917 года, кровавым серпом уничтоживший Старый Порядок...

На пути к цели

В отличии, скажем, от нынешней демократии, которая, вопреки постоянным восхвалениям собственных достоинств, даже президента США толком избрать не способна, в исторической России существовала такая общественная система, которая и во время тяжелейшей войны позволяла одним – воевать, другим – прибыли извлекать, а третьим – задавать тон в области технического прогресса. Оставив в стороне первых два примера, попытаемся кратко проиллюстрировать последний.

1). Начиная с февраля 1915 г. Комитет, членом которого накануне стал академик генерал-майор граф В.Н. Игнатьев, много сделал для обеспечения фронта противогазами, взрывчатыми веществами, фармацевтическими препаратами;

2). В ноябре – декабре того же года КЕПС провел ряд заседаний, на которых обсуждались теоретические аспекты химической утилизации спирта, а также практические шаги по внедрению их в производство;

3).28 декабря 1915 г. его усилиями был создан Военно – химический Комитет, чьим главным заданием стала разработка методов и средств химической защиты на поле боя;

4). 12 января 1916, при содействии Олонецкого вице-губернатора А.Ф.Шидловського, КЕПС активно решает вопрос о необходимости привлечения к нуждам обороны страны национальных запасов бария;

4).16 января усилиями академиков Б.А.Федченко и В.Е.Тищенко Комитет открывает серию опытов, направленных на получение медицинского йода из водорослей и морской капусты;

5). Март 1916 года ознаменовался для Комитета плодотворной деятельностью на ниве военного освоения запасов майкопской нефти;

6). 1 апреля КЕПС проводит научно – практическую конференцию, посвященную сохранению стратегических рыбных богатств тогдашней России;

7).3 мая, обсудив докладные записки академиков В.И. Вернадского («Срочные задачи изучения руд редких металлов платиновой группы»), Н.С.Курнакова («К вопросу о русской платине») и Л.А.Чугаева («О мерах, которые необходимо принять для обеспечения рационального использования отечественной платиновой руды в промышленном и научном отношениях»), КЕПС не только рекомендовал правительству Российской Империи запретить вывоз за границу сырой платины и ее остатков, но и предложил создать научно-исследовательский Институт по изучению и разработке означенного драгоценного металла;

8). 27 мая, заслушав доклад гидролога С.П.Максимова «Водное хозяйство России», Комитет принял постановление о создании научно-исследовательского Института водного хозяйства;

9). В июне 1916 г., по представлению выдающегося русского климатолога Н.А.Рыкачова, в рамках Комитета начались чрезвычайно важные для отечественной авиации эксперименты над «двигательной силой ветра»;

10). В августе – сентябре члены КЕПСА геологи А.А.Тупольский, А.Е.Ферсман и А.А.Яковлев приступили к изучению залежей бора и серы в Керченско – Таманском районе;

11). 18 декабря 1916 Комитет, одобрив основные положения статьи В.И.Вернадского «О государственной сети исследовательских институтов», обратился к Императору Николаю ІІ за поддержкой в деле их практической реализации;

12). 10 января 1917 года, приняв к сведению тезисы рефератов Н.С.Курнакова («Программа исследовательского Института физико-химического анализа»), Л.А.Чугаева («О необходимости учреждения Института по изучению платины, золота и других драгоценных металлов») и А.П.Поспелова («Идея Института прикладной химии»), КЕПС начал ходатайство относительно получения необходимых для создания данных учреждений средств;

13). 17 января им была одобрена идея академика Н.Д.Зелинского о создании в Баку Института нефти и лаборатории по сухой обработке древесины в Петрограде, а также мнение химика Н.Е.Тищенко «о том, что назрела потребность в организации в стране Института по изучению эфирных масел».

…Анализ даже этих, весьма, разумеется, неполных, данных, с неизбежностью наталкивает на мысль о том, что в Российской Империи 1914 – 1917 годов началась самая настоящая научно-техническая революция.

Которая, зародившись в сферах относительно мирных, достаточно скоро выпустила из бутылки и такого опасного джина, как атомная энергетика...

Ядерные сюжеты

В период с 1898 по 1907 гг., то есть – в первое десятилетие после открытия полония и радия, Европа была охвачена своеобразной медицинской лихорадкой, вызванной порочными представлениями о том, что присутствующая в этих химических элементах естественная радиация лечит…онкологические заболевания. До сих пор не понятно, кто запустил в обиход эту абсурдную мысль, однако именно благодаря ей на руднике Иоахимсталь в нынешней Чехии началась промысловая добыча урана и выделение радия, каждый миллиграмм которого продавался буквально на вес золота. Покупали его и русские, причем, отдавая за каплю данного сырья до 60 тыс. рублей, подданные Николая ІІ использовали его, конечно же, не только для мифической борьбы с раком.

Еще в средине 1909 года академик В.И.Вернадский путем теоретических размышлений сделал вывод о возможности извлечь из атомного ядра скрытую там огромную энергию.

18 апреля 1913 года в квартире миллионера П.П.Рябушинского на Пречистинском бульваре Москвы Вернадский прочитал доклад «О радии и его возможных месторождениях в России», чье содержание буквально ошеломило как гостей, так и хозяина упомянутой научной «вечеринки». Причем настолько, что последний, не колеблясь, тут же предоставил в распоряжение ученого требуемые на первичную «раскрутку» мероприятия 756 тыс. руб. Русская атомная программа, имевшая целью создание в ближайшее время оружия невиданной доселе разрушительной силы, успешно стартовала!

Взяв себе в помощники молодого, но очень перспективного физика – ядерщика Н.И.Соболева, только что прошедшего стажировку в парижской лаборатории Кюри, Вернадский начал работать, как говорятся, - «не за страх, а на совесть». Одна за одной уходят в бассейн Печоры, Сибирь и на Памир руководимые им урановые экспедиции, к декабрю 1916 года обнаружившие первые отечественные залежи ядерного сырья. Когда же к февралю 1917 г. в Петрограде родилась такая новая отрасль практического знания, как радиохимия, даже тупому стало понятно, что «русские вплотную приблизились к созданию атомной бомбы и атомного реактора».

«Мы подходим, - отмечал В.И.Вернадский, - к самому большому перевороту в жизни человечества, с которым вряд ли может сравниться все, им ранее пережитое. Недалеко то время, когда человек получит в свои руки атомную энергию – такой источник силы, который даст ему возможность строить свою жизнь так, как он этого захочет. Сумеет ли человек воспользоваться данной силой, направит ли ее на добро, а не на самоуничтожение? Дорос ли он до умения использовать ту силу, которую неизбежно должна дать ему наука? Ученые не должны закрывать глаза на возможные последствия их работы. Они должны чувствовать себя ответственными за все последствия своих открытий».

…Тем более – если они, в отличии коллег из-за границы, находятся на пороге открытия не только самого средства массового поражения, но и способов доставки его на головы противника...

Военно–воздушная составляющая

Сколько себя помнит, Игорь Иванович Сикорский с раннего детства мечтал не только летать, но и строить такие аппараты, которые помогали бы людям подниматься в заоблачную даль. Но, в отличии, скажем, от изобретателя Желябова, в котором данное желание переплеталось с болезненными мечтами о революционном “обновлении” общества, наш герой не только сам был абсолютно психически здоров, но и вырос в достаточно консервативной русской среде – один лишь отец его, врач-психиатр и эксперт обвинения по нашумевшему тогда делу Бейлиса, чего стоит! Сам же Сикорский-младший создал первые в мире многомоторные самолеты «Русский витязь» и «Илья Муромец», межконтинентальный пассажирский лайнер, ряд моделей скоростных клиперов и три поколения современных одновинтовых вертолетов. Однако с точки зрения нашей темы важно, по большому счету, совсем не это!

Русский Витязь
Государь Император Николай II вместе с И.И. Сикорским на борту Русского витязя

В 1914 – 1917 годах молодой тогда еще конструктор Игорь Сикорский был одним из возглавителей отечественного военно – промышленного комплекса. Чем именно занимался он тогда конкретно, узнают в лучшем случае, может, только наши внуки - ведь военные тайны, тем более - такого большого государства, как Российская Империя, скоро не раскрываются! Однако в его воспоминаниях есть предложение, которое наталкивает на размышления о том, как мало, мы, современные жители, знаем историю. А звучит оно так: «В последнее время Главный Штаб Русской Императорской армии все время требовал от меня создания аэроплана огромных размеров для несения новой, особо тяжелой и мощной бомбы».

…Экипажи которого уже на этапе предварительных тренировок предупреждались о том, что они – потенциальные смертники, поскольку управляемые ими летательные аппараты еще не имеют достаточной скорости, чтобы избежать воздействия «ударной волны от разрыва тех снарядов, которые им нужно будет сбрасывать в неприятельские окопы»…

Вместо хэппи – энда

Если верить историческому апокрифу, в начале Второй Мировой войны, узнав о приближении некоторых стран Запада к производству собственного атомного оружия, И.В.Сталин пригласил на консультацию в Кремль престарелого Вернадского. Первое, что поразило чрезвычайно внимательного ко всевозможным мелочам “вождя народов”, были принесенные с собой ученым бумаги как минимум 20-летней давности – именно те, по которым Владимир Иванович выступал еще на квартире Рябушинского.

С другой стороны, несколько ранее описываемых событий, в 1915 г., немцы остервенело рвались к Риге. Русские же не менее упорно ее защищали, поскольку, как было доподлинно известно обеим сторонам мирового конфликта, именно здесь, в главном административном центре тогдашней Лифляндской губернии, располагался завод по производству тех «аэропланов огромных размеров», о которых писал в своих мемуарах их «творец» И.И.Сикорский. В чьих уцелевших и поныне ангарах в настоящий момент располагается самая большая во всей Прибалтике …барахолка.

Александр Машкин

"ЦАРСКIЙ КIЕВЪ"  30.08.2009

Главная Каталогъ

Рейтинг@Mail.ru