«Я ВСЕГДА БУДУ С МОИМ НАРОДОМ»

(Венценосная Супруга Императора Николая ІІ:Царица, которую не знал никто)

        

«Те источники, из которых мы черпаем сведения о Ней,  - ведь все они уже отравлены ложью. Недаром личная подруга государыни Ю.А. Ден (1) назвала свою книгу «Подлинная Царица»» (2).

 

         Ей суждено было прожить на этом грешном мире всего лишь 46 лет, добрую половину из которых Она провела, выражаясь пошловатым языком советских администраторов, «в должности» Царицы самого большого Государства Земного шара. Ленивый человек скажет: «Это много, долго и обременительно!», трудяга: «Как мало отведено, ничего нельзя успеть!». Сама же Александра Феодоровна думала, что называется, «так и этак», однако вовсе не по причины собственного нерадения (такое дерзкое слово к Ней абсолютно не применимо. – А.М.), а в силу понимания конкретной ситуации, при которой времени много, да вот беда – дел еще больше, и все нужно успеть! Несмотря на существование под боком огромной семьи, отговорки «друзей», шипение «доброжелателей»!

         И все таки Ее личный вклад в социально – культурный прогресс России был огромен! Произнося ставшее уже привычным для многих слово «ясли», мы должны помнить: честь создания их на просторах Отечества принадлежит не революционному сифилитику (3) В.И. Бланку – Ульянову – Ленину (4), не садисту Ф.Э. Дзержинскому, а именно Той, кого продажные твари из либеральных газет смели называть – намекая, очевидно, на нерусское происхождение объекта критики – «гессенской мухой» (5). С другой стороны, каждый сотрудник нынешних правоохранительных органов должен знать о том, что детские комнаты при городских и районных отделениях МВД появились именно благодаря самоотверженным стараниям последней Русской Царицы. Нечто подобное относится и к обществам содействия кустарному производству, женским курсам, училищам народных искусств. Только человек, без памяти влюбленный в свою страну, отдающий ей всего себя без остатка, мог написать те слова, которые мы находим в письме Александры Феодоровны Венценосному Супругу от 6 октября 1915 года: «Я прошла через все их мастерские (здесь имеется ввиду открытая накануне школа для девочек в Петрограде. – А.М.): ткацкую, вышивальную, рисовальную, по выделке ковров, красок; они сами красят шелковые нити и материи; выделывают краски из разных растений, прелестную липовую краску - цвета Моего шелкового костюма – они приготовляют из черники» (6).

         Но кипучий, сильный характер требовал большего! «Дорогой, - почти регулярно обращается Императрица к своему Августейшему Мужу, - сколько всюду дела! Мне так хочется во все вмешиваться, чтобы разбудить людей, привести все в порядок и объединить всех. Некоторые сердятся. Что я вмешиваюсь в дела, но Моя обязанность – тебе помогать. Даже в этом Меня осуждают некоторые министры и общество; они все критикуют, а сами занимаются делами, которые из совсем не касаются. Как Я жажду Тебе помочь и быть серьезно полезной, - я так молюсь Богу сделать Меня Твоим ангелом – хранителем во всем! Некоторые на Меня уже смотрят, как на такового, а другие говорят обо Мне самые злые вещи. Некоторые боятся моего вмешательства в государственные дела (все министры!), а другие видят во Мне помощника во время Твоего отсутствия» (7). И далее: «Если б только Я могла Тебе больше помогать! Я так молю Бога дать Мне мудрость и понимание для того, чтобы быть Тебе настоящей помощницей во всех отношениях и всегда быть твоей хорошей советчицей. Я не понимаю, почему злонамеренные люди всегда защищают свое дело, а те, кто стоит за правое дело, только жалуются, но спокойно сидят, сложа руки, и ожидают событий. Меня не любят, ибо левые партии чувствуют, что Я стою на страже интересов Твоих, Бэби (шутливое семейное прозвище Наследника – Цесаревича Алексея Николаевича. – А.М.) (8) и России, Да, Я более русская, нежели многие иные, и не стану сидеть спокойно» (9).                 

         …В ночь с 16 на 17 июля 1918 года, по непосредственному указанию советских главарей, в подвале дома екатеринбургского купца Ипатьева  были злодейски убиты русский Царь Николай Второй, Его супруга Императрица Александра Феодоровна, Наследник-Цесаревич Алексий Николаевич, Великие Княжны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия (10). Боясь Помазанников Божьих и их детей даже мертвыми, большевики надругались над телами своих жертв, подвергнув последние осквернению, расчленению и сожжению на костре (11). Кольца же, снятые с растерзанных мучеников, еще долго «украшали» пальцы родной сестры создателя Красной армии, а также руку  посла СССР в Варшаве Войкова (12).

         Исходя из позднейших показаний перед белогвардейской  следственной Комиссией некоторых из палачей, Ее Величество и  в последние земные дни  «вела Себя достойно, никогда не забывая, по-видимому, о своем прежнем положении». Молча  сойдя по крутой лестнице в темную комнату без окон, Она прямо и твердо взглянула в глаза наемных изуверов…

                                           Приглашение в генеалогию

         Ее род, ведя свою родословную от жившего еще в ІХ ст. дворянина по имени Гизельберт, относился к наиболее благородным семействам Европы. И хотя первые четыреста лет внутренней истории этой демографической корпорации и на сегодняшний день изучены явно недостаточно, историки знают, что уже в 1265 году «их» принц Генрих, женившись на дочери герцога Тюрингского, не только основал германскую линию Брабантского Владетельного Дома, но и, получив титул ландграфа, стал полноправным хозяином в таком ленном владении своего тестя, как Гессен. Не желая, однако, терпеть пусть и номинальную, но все же – зависимость, в том числе – и от ближайших родственников, «гессенцы» примерно в 1292 г. добились от центральных властей тогдашней Германии статуса имперских князей. Что, в свою очередь, позволяло начать организацию новой, фламандской, ветви (просуществовавшей, впрочем, не более 90 лет и угасшей в 1355) (13).

         Следующий пик социальной активности предков будущей Русской Императрицы пришелся на вторую половину ХУІ – начало ХУІІ веков. Говорить так ученым позволяют многие обстоятельства, и прежде всего – отпочкование от основного фамильного ствола Гессен – Кассельской, Гессен – Дармштадской (обе были созданы в 1567 и просуществовали до 1918 годов, причем хозяева последней в 1806 получили достоинство великих герцогов) и Гессен – Гомбургской (1622 – 1866) линий (14). И хотя в нормальном обществе  человек всегда ценился не за красоту родословных грамот, но по личным заслугами в служении Сюзерену и Родине, осознавать принадлежность к знати, прямо скажем, - континентального уровня, было ох как приятно!

         По наблюдениям современников, «мать Александры Феодоровны – Принцесса Алиса (24.04.1843 – 14.12.1878) была одним из 9 детей (третьей по счету) английской Королевы Виктории І Александрины (24.05.1819 – 22.01.1901) (15) от брака этой последней, заключенного в 1840 году с Принцем Альбертом Саксен – Кобург – Готским (26.08.1819 – 14.12.1861)» (16). Лишившись первого мужа в результате нелепой случайности, не успев похоронить горячо любимого отца (подумать страшно, но два эти трагических события произошли с интервалом в 150 дней!), Она, выполняя неумолимые, словно рок, династические законы, 1 июля 1862 года снова идет под венец (17). Казалось, что  хмурое небо Северной Британии окончательно разверзлось дождями, а  персонал Высочайшей резиденции на острове Уайт лишится рассудка из-за выпавших на Ее долю причитаний, истерик и криков. «Мир померк для меня, - запишет у себя в дневнике эта несчастная, придавленная осколками былого счастья, женщина, - я живу в смерти» (18).

                                      Чьей силе, кажется, конца и края нет!

                                       Что душу бедную в своих тиски сжимает.

                                       Кончины нет, но жизни тоже -  нет,

                                       «Как быть, что делать?» -

                                        Вряд ли сердце то знает!

         Гораздо позднее, уже комментируя обстоятельства Екатеринбургской трагедии, кое – кто скажет: «Все закономерно, ибо данная Царица, придя на грешную Землю в обстановке личной трагедии Той, кто Ее на свет Божий произвел, и жизнь свою закончила в страшных муках!» 

         …Однако подобного рода «горе – мыслителям» следовало бы знать, что, во – первых, между кончиной деда и появлением у него очередной (19) внучки прошло 10 лет, в во – вторых – что Господь наш, являя милость  к чадам Своим, за скорбями посылает им радость, а после слез – улыбки и  новое счастье.

         Прежде всего - в виде детей…

Очаровательный  дебют

6 июня 1872 года в расположенном неподалеку от Рейна средневековом Дармштадте у Великого Герцога Людвига ІУ Гессенско-Прирейнского и урожденной Принцессы Англии и Ирландии  Алисы Саксен – Кобург - Готской родилась девочка, которую, в подражание консервативной традиции Владетельных Домов Европы, назвали Викторией –Аликс –Еленой –Луизой –Беатрисой. Внучка царствующей  британской Королевы, она была в то время «приятным веселым карапузом, всегда смеющимся, с ямочкой на одной щеке и носящим домашнее прозвище «Санни» («Солнышко») (19). «Санни, - сообщала Ее мать в одном из своих писем в Виндзорский замок, - вся в розовом, прелестна, ее все (20) обожают!». Крестниками же Той, кого через 50 лет отечественные монархисты – легитимисты назовут «скорбным Ангелом России», стали грядущий повелитель Санкт – Петербурга (и, добавим от себя, - Ее будущий тесть!) Александр ІІІ, а также Наследник британского Престола Принц Эдуард УІІ (21). С раннего детства она любила кататься по отцовскому парку в запряженной маленьким пони изящной коляске, проводить дни напролет в «светлом, будто утреннее чудо, саду охотничьего домика в Вольфсгартене», сидеть у дворцового фонтана и, опустив в него руки, пытаться поймать медленно двигающихся среди каменей золотых рыбок, «одеваться в старые платья  и важно расхаживать по гостиной в кринолинах, воображая себя знатной леди или персонажем из сказки» (22).      

 Впрочем, представлять начало жизни Александры Феодоровны сплошным праздником – глубочайшее заблуждение! Наоборот, рано уверовав в собственное выдающееся предназначение (еще бы, ведь к тому обязывал Ее прежде всего голос крови!), имея великолепные условия ля получения домашнего образования, «маленькая Аликс была необычайно прилежной ученицей. В 15 лет она основательно разбиралась в истории, географии, в английской и немецкой литературе. Она играла на фортепьяно с умением, переходящим в виртуозность, но не хотела играть на публику. Аликс любила обсуждать абстрактные идеи. Одна из Ее преподавательниц, англичанка по имени Маргарет Джексон, которую Аликс звала «Мэджи», интересовалась политикой. Мисс Джексон сумела передать ученице свою увлеченность предметом, и у Аликс навсегда осталось убеждение, что политика – предмет, не обязательно доступный только мужчинам» (23). Мысли свои она всегда выражала четко, писала же не по-детски ровным почерком, свидетельствовавшем о предельной аккуратности и внутренней собранности.

         В первые дни лета 1884 года Аликс (парижское сокращение  норманнского слова  «Adelize», что значит  «благородство») (24), вместе с отцом, сестрами и братом Эрнстом-Людвигом дебютом отправляется в Санкт-Петербург, на свадьбу «нашей дорогой Эллы с тамошним Великим Князем Сергеем» (25). Тут-то и произошла та встреча, столь круто изменившая всю ее дальнейшую судьбу.

         Наследнику русского Престола Николаю Александровичу недавно исполнилось шестнадцать. При росте в 1 метр 72 сантиметра он обладал достаточно элегантной  фигурой, умением двигаться и танцевать, шармом, любезностью, юмором. Кроме того, юноша – прекрасный пианист (как же, учился у самого Михаила Глинки!), обаятельный, вовсе не кичащийся своим высоким положением, собеседник, свободно владеющий немецким, французским и английским языками. Но самое главное – его выразительные голубые глаза, от которых девушке  «не уйти, ни скрыться невозможно».

         Молодые люди безумно полюбили друг друга. Первое его письмо с именем «драгоценнейшего из созданий на Земле» датируется 1 июня 1884 года.

В дальнейшем она – объект почти всех посланий «такого милого и славного жениха», неизменно украшаемый эпитетами  «красивая», «очаровательная», «свет очей моих». Аликс, повзрослевшая, но столь же застенчивая, как и в детстве, отвечает взаимностью. Избранники судьбы, они  вне себя от радости. Совсем не подозревая о том, какие громадные трудности еще  ждут их на пути к взаимному счастью. Лишь изредка доверяя последние своим интимным дневникам. «Что сегодня за день! – можно прочесть, например, в одной их записей Николая ІІ десятилетие спустя после знакомства с любимой . – Выпив кофе, в 10 часов, я пошел с тетей Эллой к Аликс. Она замечательно похорошела, но выглядела чрезвычайно грустно. Нас оставили вдвоем, и тогда между нами начался тот разговор, которого я давно и сильно желал и. вместе с тем, - боялся. Говорили до 12 часов, но безуспешно: она все противится перемене религии. Она, бедная, много плакала. Расстались более спокойно» (26). «Я не могу пойти, - рефреном звучит уже в ее письме от 8 ноября 1893 – против Своей совести. Ты, дорогой Ники, так глубоко верующий, поймешь, что для Меня грех переменить религию, и Я всю свою жизнь буду страдать, что совершила такой дурной поступок. Какое счастье может быть в браке. Который совершается без благословения Божьего! А Я считаю грехом изменить вере, в которой была воспитана и которую люблю. Это было бы ложью по отношению к Тебе. Твоей религии  и твоему Богу. Так Я понимаю, что хорошо и что дурно, а внутренние религиозные убеждения и спокойная совесть пред Богом важнее для Него всех земных желаний» (27).        

         26 апреля 1894 года английская газета «Штандарт» сообщала: «Москва. Помолвку Царевича с Принцессой Аликс Гессенской в воскресенье будут праздновать благодарственным богослужением в отдаленнейших частях России. То обстоятельство, что невеста доводится сестрой Великой Княгине Елизавете Федоровне (то есть, Элле; см.  выше. - А.М.), жене генерал-губернатора Первопрестольной, придает данному событию особый интерес» (28). Но 20 октября, в возрасте 49 лет, умирает Державный Отец жениха, Император Александр ІІІ, успевший, тем не менее,  перед кончиною напутствовать Сына такими словами: «Охраняй Самодержавие. Выслушивай всех, но слушайся только самого Себя. Помни – у тебя нет друзей, кроме собственных армии и флота. Но избегай войны. Покровительствуй Церкви. Укрепляй семью, потому что она – основа всякого государства» (29). После реквиема о почившем Царе сразу же отслуживается литургия о восхождении на трон Цесаревича Николая, а 2 ноября Аликс торжественно  переходит в Православную веру («И в глубокой печали, - отмечал несколько позднее молодой Царь, - Господь дает нам тихую и светлую радость. В 10 часов, в присутствии только семейства, моя милая дорогая Аликс была миропомазана, причастилась Святых Христовых Тайн и на удивление внятно прочла свои ответы и молитвы») (30), причем Он, еще не провозглашенный формально, но уже реальный Хозяин Земли Русской, дарует Ей новое имя Александры Феодоровны, звание Великой Княжны и титул «Ваше Императорское Высочество» (31). Но лишь  14 октября, едва сняв траур, Она  венчается в Казанском Соборе столицы,  где происходит свадьба, «церемония, - по описаниям родственников невесты, - чрезвычайно захватывающая. Милая Алики выглядела совершенно обворожительно, богослужение было прекрасным и впечатляющим. Наша сестра исполнилась достоинства, определенно произведя наилучшее впечатление». «Она выглядела удивительно красивой», - сказала про Нее Принцесса Уэльская. Герг, герцог Йоркский, тогда же писал в Англию своей супруге, Принцессе Марии: «Я думаю, что Ники очень повезло, что у Него такая красивая и обаятельная жена, и я должен сказать, что я никогда не видел двух людей, так любящих друг друга и более счастливых. Нежели Они. Я сказал Им, что не могу пожелать, чтобы Они были счастливы более, нежели мы с тобой. Это правильно?». И далее, адресуясь уже непосредственно Королеве Виктории: «Когда Они ехали из Зимнего Дворца, большая толпа на улицах устроила Им неописуемую овацию. Новобрачная была весьма сердечной и напоминала мне Англию. Ники был очень добр ко мне, Он все такой же милый мальчик, всегда говорит со мной откровенно и на все темы. Он делает все так спокойно и естественно4 каждый приятно поражается этому и Он уже очень популярен. В Аничковом дворце с хлебом – солью Их ожидала Вдовствующая Императрица. Они остались там на ночь, отвечали на поздравительные телеграммы, обедали в 8 часов вечера и пошли спать рано, потому что у Аликс разболелась голова» (32).    

         Не пройдет и трех суток, как молодая Жена  запишет в дневник своего Мужа воистину пророческие слова: «Отныне больше нет разлуки – теперь мы, наконец, слились в единое целое для совместной жизни. Но если эта жизнь подойдет к концу, мы встретимся в другом мире, чтобы и там  вечно быть вместе. Твоя, твоя!» (33).

         … «Народ твой будет моим народом, и твой Бог – моим Богом: и где ты умрешь, там и я умру и погребена буду. Смерть одна разлучит меня с тобою» (Руфь, 1, 16-17)…

                                                 Коронация

         В начале мая 1896г., в день Святителя Николая Чудотворца, Александра вместе с Супругом  торжественно пребывает в Москву. Государственная Чета с благоговением осматривает город, Красную площадь, Собор Василия Блаженного, посещает Кремль, где в специальной усыпальнице почивают  властители Руси допетровского периода (34). Только сейчас Она, пожалуй, начинает   понимать всю огромность той страны, в которой родился и вырос ее Избранник, поразительное  величие назначенного  Ей Богом в управление народа. Непередаваемо ликование толпы, сопровождающее каждый  Их  выезд, восторг огромных масс  людей  при виде возглавителей Династии, глубокая вера рядового обывателя в мистический характер личности  своего Монарха! Такого нет не то что в милой Ее сердцу старой, доброй Англии, но и, очевидно. во всем мире. Кульминация же данного Высочайшего визита, собственно говоря – его основная цель, и вовсе ни с чем не сравнима!

         С утра 14 мая большинство москвичей устремилось к Успенскому храму, ожидая, а вернее – предчувствуя наступление событий из ряда вон выходящих, неординарных. Наконец, «в два часа дня первые эскадроны конной гвардии въехали на улицы города, образуя начало процессии. Наблюдавшие из окон могли видеть отблески полуденного солнца на их золотых касках и кирасах. Лейб -казаки ехали вслед, одетые в длинные чекмени алого и пурпурного цвета, их кривые шашки постукивали о мягкие черные сапоги. За казаками ехала московская знать в золотых галунах и малиновых орденских лентах через плечо, с орденами, украшенными сверкающими драгоценными камнями. Далее пешком шли придворный оркестр, царская охота, придворные лакеи в красных, по колено, штанах и белых шелковых чулках, посланники различных областей державы в своих национальных костюмах». Появление же флигель-адъютантов, высших сановников Державы, придворных и министров (35) как бы воочию говорило находившейся вокруг и сгоравшей от нетерпения публике: «Ей же, ей! Момент истины близок, ибо непосредственно за нами грядет Сам Русский Царь, наш верховный Хозяин, Отец и Повелитель!».

         Одетый в форму Преображенского полка с орденом Андрея Первозванного на груди, Царь следует парадным шагом на сером, в яблоках, жеребце. Затем следовали Великие Князья Романовского Дома, а также удостоившиеся приглашения на данные торжества иностранные принцы. Несколько в стороне шла запряженная восьмеркой белых лошадей и украшенная коронами карета самой Екатерины Великой, в которой, сияя улыбкой и кланяясь во все стороны, восседала Жена недавно почившего Александра ІІІ. И лишь затем взорам публики открывался «запряженный цугом «четыре попарно» золоченый возок» Александры Феодоровны, облаченной в серебристый, богато изукрашенный жемчугами, парчовый наряд, с равной перевязью через плечо и ниткой алого бисера на шее (36).

         Перед центральной святыней страны «два коронационных кресла ожидали Царя и Его Супругу. Николай ІІ сел на «Алмазный Престол» Царя Алексея Михайловича, почти сплошь инкрустированный драгоценными камнями. Свое название этот трон получил из-за 870 алмазов, вделанных в его поверхность. Каждый подлокотник был инкрустирован 85 алмазами, 144 рубинами и 129 жемчугами. Александра сидела рядом с Мужем на знаменитом троне из слоновой кости, привезенном в Россию из Византии невестой Иоанна ІІІ Софьей Палеолог» (37).

         Ох и тяжела ж ты, шапка Мономаха! «Церемония длилась уже в общей сложности 5 часов. После продолжительной литургии началось официальное облачение Царя и Царицы. Затем Александра встала на колени, а митрополит прочел молитву о Царе. Затем Николай, один среди оставшегося стоять народа, опустился на колени и совершил моление о России и ее народе. После Помазания Святым Миром Николай дал присягу править Империей твердо и хранить Самодержавие, как Император и Самодержец всей Руси. Затем, первый и единственный раз в жизни, Царь вошел в алтарь, чтобы там, как священник, принять Причастие. После чего Он возложил на Свою голову сделанную еще в 1762 году огромную, весом в 3 килограмма 600 граммов, Корону, украшенную 54 алмазами и 38 безупречно розовыми жемчужинами. Затем Монарх сделал тоже самое, осторожно возложив  Корону на голову Своей Супруги. После чего он сам вновь надел ее, а опустившуюся на одно колено Александру увенчал меньшей по размеру, «младшею», Короною, горностаевой мантией и наградной цепью Ордена Андрея Первозванного. Затем Николай поцеловал Александру и, взяв под руку, подвел обратно к Тронам. Закончилось все тем, что Мать Царя, Императрица Мария, а затем – и каждый член Императорской Фамилии, поочередно приближались к Тронам и приносили клятву новому Царю» (38).

         Но:

                                      Верить холопам нельзя,

                                      Слова их всегда ненадежны!

Царственная Пара еще и не начала встречаться, а чья то поднаторевшая в грязных интригах рука, стремясь обесчестить доброе имя Ники, исподтишка выводила на сцену некую Матильду Кшесинскую, с балкона дома которой затем абсолютно «случайно» выступал такой заклятый враг Исторической России, как Ленин. Эта же «верноподданная» публика клеветала на Аликс покойному Александру ІІІ, а когда последний, вопреки «общественному мнению», дал таки согласие на брак, не постеснялась заявлять, что, мол, «из этой затеи ничего путного ожидать не приходится». Даже Высочайшую Свадьбу они не захотели оставит в покое. Впрочем, обратимся к свидетельствам более информированных современников.

         «Я сам присутствовал, - вспоминал А.П. Извольский, - при этом инциденте («Когда Николай ІІ поднимался по ступеням алтаря Успенского Собора, тяжелая цепь Ордена Андрея Первозванного соскользнула с Его плеч и упала на пол») (39). – А.М). Как камергер Императорского Двора, Я был назначен вместе с другими шестью камергерами поддерживать Императорскую мантию, которую Император надевал во время вручения Ему Скипетра и Державы перед возложением на голову Императорской Короны. В самый торжественный момент церемонии, когда Император подходил к алтарю, чтобы совершить обряд Помазания, бриллиантовая цепь, поддерживающая Орден Андрея Первозванного, оторвалась от мантии и упала к Его ногам. Один из камергеров, поддерживавших мантию, поднял ее и передал министру Двора, графу Воронцову, который положил ее в карман. Все это произошло так быстро, что не было замечено никем. Кроме тех, кто находился близко к Императору. После церемонии всем, кто видел это, было приказано не говорить об инциденте, и до сих пор он мало кому известен» (40). А вот что писал на данный счет издатель правого толка А.С. Суворин: «Великий Князь Владимир Александрович оправлял так усердно порфиру на Царе, что оборвал часть цепи Андрея Первозванного, которая надета была на Государе. Кроме того, во время Коронации у Набокова, что нес Корону, сделался понос» (41).

                                     Мы малодушны, мы коварны,

                                    Бесстыдны, злы, неблагодарны,

                                    Мы сердцем хладные скопцы,

                                    Клеветники, рабы, глупцы (42).           

…«Все взоры были устремлены на Нее, - восторгаясь происходившим в Кремле, писала участвовавшая в церемониях принцесса Румынии, - Ее щеки отсвечивали теплым светом свечей, освещавших блестевшую золотом церковь; выражение лица у Нее было сосредоточенное и отсутствующее, - складывалось впечатление, словно Она не чувствовала ни радости, ни гордости, но пребывала в другом мире» (43).

         «Я молилась в душе за Тебя и Нашу любимую страну» - скажет впоследствии Ее Величество своему дорогому  Господину и суженному (44)…

                                          Цветы мирозданья

         Личная жизнь Государыни Императрицы Александры Феодоровны складывалась удивительно! Пробыв в браке без малого 22 года, она в полной мере ощутила всю степень радость быть женой такого человека, как Николай ІІ. И когда мы слышим пословицу: «Мой дом – моя крепость!», нужно иметь ввиду, что относятся эти слова прежде всего к интимному окружению маленькой Принцессе из Гессена, которая, повзрослев, обрела статус Повелительницы одного из богатейших государств Земного шара. Пусть между Ними иногда случались конфликты, вспыхивали ссоры, пробегала тень непонимания, но Она даже в сложнейших ситуациях изо всех сил берегла то, что, собственно говоря, и соединило Их неразрывными узами. «Посылаю Тебе, - писала, к примеру, Ее Величество Мужу 12 – 13 ноября 1915 г., - Мои самые нежные думы, пожелания и бесконечную благодарность за чрезмерное счастье, которые Ты даешь Мне все это время. Мой дорогой. Трудно быть более счастливыми, чем мы были, это и дало Нам силу перенести много горестей. А любовь все росла, становилась все глубже и нежнее» (45). Наряду со взаимной преданностью и нежностью ставя на первое место, безусловно, также дарованных судьбою детей.

         Первой 3 ноября 1895 года (46) явилась на свет Божий девочка, названная в честь Святой Равноапостольной Княгини Ольгой. Выступая перед нами то «очень белокурой прелестью, с глазками, полными лукавого огонька и приподнятым слегка носиком» (47), то веселым, очень похожим на своего Державного Отца,  подростком, то «нежной и мягкой, со светло – каштановыми волосами и синими глазами на широком русском лице» девушкой (48), она всеми своими положительными качествами во многом была обязана Матери, не чаявшей в ней ни души, ни сердца. Даже книги Они читали одни и те же, причем «младшая часть Фамилии» такое подражательство комментировала следующим образом: «Ты должна подождать, Мама, пока я выясню, подходит ли Тебе это литературное произведение!» (49).    

         Затем 29 мая 1897 г. (50) апартаменты Царицы огласились криками той, о ком Пушкин, живи он не в средине, а, скажем, на исходе ХІХ ст., кроме строк

                                       Итак, она звалась Татьяна,

                                       Впервые именем таким

                                       Страницы нашего романа

                                        Мы своевольно освятим,

написал бы, пожалуй, целые поэмы. Красивый ребенок «восьми с половиной лет, с каштановыми волосами» (51), затем  - «самая высокая, стройная и элегантная из сестер, с глубокими серыми глазами», эта Великая Княжна, ближе других находившаяся к Государыне, переняла у Нее все, вплоть до осанки, заставлявшей даже офицеров гвардии признаваться: «Да, разговаривая с Ней, вы сразу же понимали, что перед вами - Дочь Императора!» (52).

         14 июня 1899 г. (53) часы Провидения начали отсчет срока земной жизни третьей дочери «рожденной для Нас Моей, - как угодно было называть свою Жену Самодержцу Всероссийскому, - драгоценной Аликс» Царевны Марии Николаевны. Крупная для своего возраста, с румяными щеками и круглолицая, с огромными темно – синими глазами, которые за их размеры Александра Феодоровна шутя называла «Машиными блюдцами», она буквально излучала здоровье, привлекая к себе окружающих неистребимой жизненной энергией. Изумительная рисовальщица и милая болтушка, эта девушка, воспитанная Матерью в лучших традициях Династии Романовых, никогда и никому не отказала в посильном содействии, словно «le bon gros Toutou» («милый толстый Туту») (54) поражая окружающих «добродушной и немного мешковатой услужливостью» (55).

         Еще через 730 дней, 5 июня 1901 г. (56), очередным пополнением семейных драгоценностей стал «карапуз Анастасия – маленькая, коренастая, голубоглазая девочка», неисправимая шалунья и «ужасное дитя», бывшая, однако, настолько веселой и умевшая так легко «разогнать морщины у всякого, кто был не в духе, что некоторые из окружающих стали, вспоминая прозвище, данное Ее матери при Английском дворе (см. выше. – А.М.), звать ее «Sunshine» - «Солнечный луч» (57).

         И, наконец, 30 июля 1904 (58) года Бог даровал Императрице Сына, а стране и Престолу – Наследника – Цесаревича Алексея Николаевича. «Он стал, - отмечал позднее в своих «Записках» один из учителей при Высоких Особах, швейцарец П. Жильяр, - центром этой дружной семьи, фокусом их надежд и привязанности. Для родителей1 он был радостью. Все и вся, казалось, преображались в его присутствии» (59).

                                    Ах, чем бы мир для нас вдруг стал,

                                    Когда б в нем не было детей,

                                    За нами – только пустота,

                                    А впереди – лишь смерти тень.

                                    Что значат листья для дерев?

                                    И свет, и воздух через них,

                                    Сгущаясь в сладкий, нежный сок,

                                    Идут в стволы, питая их.

                                    Как будто листья в том лесу –

                                    Для мира дети – их глазами

                                    Воспринимаем мы красу,

                                    Дарованную Небесами (60)

…Государыня всегда учила Свое Потомство человеколюбию, бережливости, послушанию, долготерпению. Помимо юродивых, блаженных и праведных Матренушки – Босоножки, Паши Дивеевской, Мити Козельского, Макария Верхотурского, Василия Босого, Марфы Царицынской, Марии Новгородской, молельни Феодоровского собора (61), Собственного Мужа, старца Григория Распутина и таких друзей, как «Аннушка» (А.А. Вырубова), «Лили» (Ю.А. Дэн), «Настенька» (графиня А.В. Гендрикова), четыре Ее Дочери и Сын являлись, пожалуй, единственным местом на земле, где Она, отдыхая душей и телом, «была Сама Собой» (62).

         Высшее же «общество» сначала тайно клеветало не Нее и Ее драгоценных Чад. Затем, поднатужившись, открыто предало и обрекло на заклание Тех, в угоду Которым еще совсем недавно так по - рабски  пресмыкалось…

                                             Начало конца

         В самом начале ХХ ст. Российская Империя оказалась в положении Одинокого Путника, атакованного на привале стаей голодных волков. Действительно, только лишь более – менее сносно удалось закончить спровоцированную «мировой закулисой» войну с Японией (63), как внутри страны разгорелся пожар гражданского противостояния. Едва справились с революцией 1905 – 1907 годов, в «раскручивании» которой принимали самое активное участие наши «доброжелатели» за океаном (64), настал черед так называемого Балканского кризиса и развязанной Германией Первой Мировой войны. Когда же, пережив неудачи кампании 1914 – 1915 гг., имея у себя на вооружении танки, самолеты, подводные лодки, минные тральщики, заградители, автоматы, отравляющие вещества, противогазы, каски, десантные батальоны, вплотную подойдя к производству ядерного оружия (65), страна оказалась буквально в шаге от грандиозной победы (в 1916 году Николай ІІ утвердил план штурма Константинополя, а апрелем 1917 означил срок наступления на Краков, Вену и Берлин, для парадного шествия по чьим улицам даже пошили особую, торжественную форму) (66), внутри нее вспыхнула новая февральская, смута. В ходе которой группа преступных дилетантов во главе со Львовым, Керенским и К, возомнив себя выдающимися политическими деятелями, способными вывести Россию на путь свободы, равенства и братства, за считанные месяцы не только уничтожили все достижения предыдущего времени, но и расчистили путь а власти товарищу Ленину и его банде.

         Во все роковые моменты того времени Александра Феодоровна находилась рядом с Мужем. Осознавая, сколь часто Государь, ведущий упорную борьбу с врагами Отечества, нуждается в Ее моральной поддержке, Она добровольно сделалась тенью Того, Кому поклялась хранить верность до гробовой доски еще при венчании. Ласковым письмом, устным советом, делом, взглядом, жестом, одобрительным молчанием лишний раз вселяя в Помазанника Божьего спокойствие, твердость, решительность. «Тебе, - отмечал, к примеру, Его Величество в сентябре 1916 года, - надо бы быть Моими глазами и ушами в столице. На твоей обязанности лежит поддерживать согласие и единение среди министров – эти Ты приносишь огромную пользу Мне и нашей стране. Теперь Я, конечно, буду спокоен и не стану более переживать, по крайней мере, о делах внутренних. Ты действительно Мне очень сильно поможешь, если будешь говорить с министрами и следить за ними. Ты такая сильная, выносливая, - восхищаюсь Тобою больше, чем могу выразить!» (67). Подобно Супруге Иоанна ІУ Грозного (68) исполняя свой долг «Жены любимой Царевой» всегда, не взирая на трудности и субъективные обстоятельства .

На исходе последней недели зимы 1917 г. Императрица, проводив Мужа в Ставку, осталась с детьми в Царском Селе. Их Высочества мучились корью и воспалением легких, причем температура у каждой из Великих Княжен достигала порой 39 градусов. Чувствительным ударом для Матери явилась также болезнь Наследника – Цесаревича, занемогшего вскоре после Сестер. Однако все это можно было бы пережить, если бы  не зловещие признаки надвигавшейся социальной катастрофы.

22 февраля в Петрограде вспыхнули беспорядки, которые, из-за халатности военной администрации Столицы, нерешительности ближайшего окружения Монарха и откровенного предательства командующих фронтами,  ко 2 марта приняли характер антигосударственного переворота. Лишенный Трона методами угроз, насилия и фальсификаций, Царь – Мученик утратил власть, Династия – престиж, Россия – свое историческое имя, государственность и будущее. А когда через неделю взбунтовался  местный гарнизон и на улицах означенного элитного поселка началась анархия, многие поняли: это есть наш последний и решительный бой!

Выполняя инструкцию «О чрезвычайном положении и режиме усиленной охраны стратегических объектов», генерал Ресин (69) с двумя ротами Сводного полка и отрядом матросов Гвардейского экипажа занял позицию перед дворцом. Ближе к вечеру, получив информация о том, что мятежники толпами продвигаются в центр города, правительственные войска приступили к восстановлению порядка, причем в завязавшейся в результате этого перестрелке в 500 от Монарших покоев был убит часовой. Не допуская и мысли о возможности кровопролития, Ее Величество вместе с Марией Николаевной лично вышла к солдатам, чтобы уговорить их соблюдать законность (70). «Муки Царицы, - добавляет уже известный нам Жильяр, - в эти дни смертельной тревоги, когда, без известий от Государя, Она, увидев вокруг столько безобразий, приходила в отчаяние у постели больного ребенка, превзошли все, что можно себе вообразить. Она дошла до крайнего предела сил человеческих; это было последнее испытание, из которого Она вынесла то изумительное спокойствие, которое потом поддерживало Ее и всю Ее Семью до дня Их кончины» (71).

         …А в воздухе уже носились распускаемые чьей то ловкой рукой сплетни о том, что, мол, Алексей Николаевич умер от хронического недомогания (72) остальные же «Романовы - кровопийцы», пакуя чемодана, готовятся бежать за границу.

         Да, распоясавшись от безнаказанности, чернь хохотала над поверженными в прах кумирами. Не понимая, что очень скоро, вслед за скабрезными анекдотами об Александре Феодоровне («Вишь, занемогла! Гришку бы ей сюда, живо бы поздоровела!») (73), ей самой, зарвавшейся и оболваненной, будут ломать хребты не менее отвратительные «соколы» товарища Сталина…

                                         Во вражеском плену

         В период с марта по августа 1917 г. Ее Величество, равно как и вся Августейшая Семья, распоряжением вновь созданного «временного правительства» была арестована и содержалась в стенах Александровского дворца (74). До 9 марта того же года Она несла крест заточения в одиночку, а затем, когда дорвавшиеся до власти авантюристы перевезли в Царское Село и Николая ІІ – вместе с Ним, со своим дорогим и вечно любимым Суженым («Обнявшись, - так отмечает свидетель встречу Государя с Государыней после хотя и не продолжительной, но тяжелой безызвестностью и пережитыми обоими событиями революционной разлуки - с просветленными лицами, не обмолвившись еще ни одним словом друг с другом, Они пошли в комнату детей») (75), которому эта Выдающаяся Женщина еще в 1895-м писала: «Я – Твоя, а Ты – Мой, будь уверен! Ты заперт в Моем сердце, ключик потерян и Тебе придется остаться там навсегда!» (76). Впрочем, тут очень скоро установился определенный паритет, ибо и Ей самой отныне суждено было до конца дней пребывать в объятьях своей новой Родины!

         Все благополучные люди счастливы одинаково, несчастный же человек переживает собственное горе индивидуально!…Согласно воспоминаниям верных (77), каждый день нахождения Александры Феодоровны в условиях вынужденной несвободы «складывался так: Она и Ее домашние вставали в 8 часов утра; затем – молитва, утренний чай вместе, кроме, разумеется, больных, еще не выходивших из своих комнат. Гулять разрешалось два раза в день: от 11 до 12 часов утра и от 2 с половиной до 5 часов дня. В свободное от учебных занятий время дня (Царица сама преподавала детям Закон Божий), дома, Ее Величество и дочери шили что-нибудь, вышивали или вязали, но никогда не оставались без какого – либо дела. Государь в это время читал у себя в кабинете и приводил в порядок свои бумаги. Вечером после чая Отец приходил в комнату Дочерей; Ему ставили кресло, столик, и Он читал вслух произведения русских классиков, а Жена и Девочки, слушая, рукодельничали или рисовали» (78). А чтобы у кое кого из читателей не возникло соблазна заявить: «Ну, это же почти курорт!», мы позволим себе отметить и другие, до сегодняшнего дня тщательно скрывавшиеся от широкого обозрения, факты.

         Первое. Зная, как сильно Александра Феодоровна страдает не только от разлуки с Мужем, но и от неизвестности за его судьбу, отечественные демократы «позаботились» о том, чтобы Августейшие Супруги долгое время не имели между собой никакой связи: их взаимные телеграммы неизменно возвращались корреспондентам с надписью «Адресат не проживает, его местонахождение неизвестно!» (79)

         Второе. Уже 1 марта 1917 года, то есть – еще за сутки до того, как Николай ІІ якобы отрекся от Престола (80), вдруг на краткий миг оказавшийся у кормила власти бывший председатель распущенной по Высочайшему Указу ІУ Государственной Думы Родзянко, тот самый, кого даже ближайшие соратники называли «самым глупым человеком свершившегося переворота», по телефону «отдал распоряжение (!!) Ее Величеству с Детьми немедленно выехать из занимаемого Ими дворца в Царском, аргументируя это тем, что, мол, «Когда дом горит – все выносят!» (81).

         Третье. По наущению своего непосредственного начальства (82) конвоиры часто издевались над гулявшим по окрестной территории Государем, замахиваясь на Него прикладами и кулаками, выкрикивая скабрезности типа: «Гражданин Романов, сюда нельзя!», «Полковник, немедленно вернитесь на место!» (83). Разумеется, это очень удручало Царицу, часто наблюдавшую подобного рода «любезности» из окна своей комнаты.

         Четвертое. Дважды, 3 и 8 апреля, «на одном из личных автомобилей Государя, с шофером из Императорского гаража», в Царское приезжал Керенский. Ведя себе, словно фигляр в дешевом балагане и постоянно называя Александру Феодоровну «Бывшей Императрицей», «генерал – прокурор республики» а) упорно выведывал, как «Романовых здесь стерегут», б) заявил, «что принужден разлучить Царя с Государыней, что Он (то есть, Николай ІІ. – А.М.) должен будет жить отдельно и видеться с Ее Величеством только за столом и при условии, что Они будут разговаривать исключительно по-русски. Чай Они тоже могут пить вместе, но в присутствии офицера, так как прислуги при этом не бывает», в) грозился изолировать Императрицу от Ее Детей (84).

         Пятое. В тот год, пожалуй – самый грешный в истории России - помните, как у М.Ю. Лермонтова:

                                      Наступит год, России черный год,

                                      Когда Царей корона упадет,

весна была исключительно холодной. Используя для совершения мерзких пакостей даже природный фактор, «временщики» почти не выдавали заключенным дров. Расчет при этом был прост до идиотизма: при отсутствии необходимого отопления люди Царевы начнут болеть, под предлогом чего их можно будет, удаляя в лазареты и не присылая замену, очень быстро сократить до минимума (85).

         Шестое. Видя, сколь беззаветно императрица любит Своего Сына, здоровенные негодяи, многие из которых не стеснялись носить у себя на плечах офицерские погоны, всячески третировали Наследника – Цесаревича, отбирая у него то фуражку, то булочку, то игрушечное ружье (86).

         Седьмое…    

         …Однако, довольно! Имеющий ум – да разумеет, могущий читать – да понимает, и пусть никто впредь не скажет: «Мы, дескать, ей Богу, не знали!»

         В том числе и того, что карликовые шакалы от политики вели себя злобно и мерзко по отношению к Тем, Кто, собственно говоря, и позволил им стать князьями, чиновниками, депутатами.

         Как говорится: «Храбрым бывает и осел, когда лягает связанного Льва!»…

                                                     Ссылка

         Но мало было извергам Императорских страданий в местах былого величия павшей Династии! Нужно было вообще искоренить саму память об Императоре, Его Супруге, Наследнике и остальных Детях, которая, словно бельмо га глазу, мешала им творить злодеяния. А уж лучшего способа, чем сослать куда подальше на восток необъятной страны для этого и не найти. И не беда, если придется немножко соврать в том плане, что вывозим Романовых из Центра в силу боязни покушений на их жизни со стороны левых партий (87). Ничего, пусть едут, - с глаз долой, из сердца вон, а там – как придется! Тем более, что Сибирь как была, так и остается страной большой, где места хватит всем!

         Дорога много времени не заняла – покинув опостылевшее Царское в 6 часов утра 14 августа, эскорт со злодейски плененными Царскими Особами через 3 дня оказался в Тюмени, чтобы оттуда, минув на пароходе «Русь» дорогое для многих село Покровское, доставить несчастные жертвы в Тобольск, к месту Их предпоследних мучений (88).

         Поселившись вместе с Семьей в доме местного губернатора, Ее Величество, как и ранее, вела жизнь уединенную и замкнутую. Не обращая ровным счетом никакого  внимания на издевательства охраны (чем особенно отличался присланный из столицы помощник комиссара Никольский, сущее животное, додумавшееся до того, что, мол, Царя и Царицу нужно «снять на фотографию» так, как ранее полиция снимала его сотоварищей – каторжан!), Она регулярно посещала церковные службы, много читала, занималась с Девочками, часто беседовала с Алексеем Николаевичем, радуясь, насколько чутким и не по возрасту умным растет Ее мальчик. Долгие местные вечера чаще всего коротались рукоделие, несколькими партиями в безиг с обслуживающим персоналом, тихими разговорами. Когда же становилось невмоготу, а в груди предательской жалостью к Себе и Мужу вдруг сжималось сердце, Александра Феодоровна ложилась на кушетку и, уткнувшись головой в подушку, предавалась глубокой задумчивости. От всей души благодаря Бога за то, что постель давала возможность украдкой смахивать внезапно набегавшие слезы (89).

         В заключение мы позволим себе воспроизвести несколько подлинных дневниковых записей того времени, тем более, что принадлежат они перу человека, чудом уцелевшего в той мясорубке и ставшего вскоре единственным в мире живым свидетелем тех трагических событий:

         «19 января 1918 года, суббота. К вечернему чаю, который Императрица всегда разливала сама, обыкновенно оставались графиня Гендрикова (90), генерал Татищев (91), князь Долгоруков, а когда позволяли их занятия, - то и госпожа Шнейдер и доктор Боткин.

         15 февраля, пятница. За вечерним чаем генерал Татищев чистосердечно выразил свое восхищение той задушевной семейной жизнью, которая объединяла Императора, Императрицу и Детей, в чем он теперь воочию убедился. Государь взглянул, улыбаясь, на Императрицу. «Ты слышишь, - сказал Он, - что сейчас сказал Татищев?» потом с обычной Своей добротой и не без оттенка иронии добавил: «Если и вы, Татищев, будучи Моим генерал – адъютантом, все же так плохо Нас знали, - как же вы хотите, чтобы Мы с Императрицей обижались на то, что о Нас пишут в газетах».

           25 февраля, понедельник. Получили телеграмму, согласно которой с 1 марта «Николай Романов и его семья должны быть переведены на солдатский паек».

         1 марта, пятница. С сегодняшнего дня масло и кофе исключены с нашего стола как предметы роскоши» (92).

         …В ночь с 24 на 25 октября 1917 года в измученной неурядицами стране на смену голубым масонам Керенского пришли их большевистские собратья, сразу же отчетливо заявившие, что их цель – разрушение старого мира

До основанья, а затем,

Мы свой, мы новый мир построим,

Кто был никем,

Тот станет всем!

         Услышав об очередной смене власти в далеком Петрограде, Императрица интуитивно почувствовала серьезную опасность. Сама Она, впрочем, уже ничего не боялась – жалко было Супруга, Детей и Россию, каждому из которых еще предстояло пройти свою Голгофу…

                                         «Смерти подобно…»

         С 30 апреля по 23 мая 1918 года Августейшие Узники частями были доставлены своими мучителями в Екатеринбург, где, разместившись в доме купца Ипатьева, попали под начало некоего Авдеева – «закоренелого пьяницы, дававшего волю своим самым грубым наклонностям» (93). Не существовало того унижения, которого не претерпели Александра Феодоровна и Ее семейство от этого зверя и его подручных, в чьей среде находились люди, способные, например, плюнуть в Царскую тарелку у всех на глазах, перед самым приемом пищи. Но где то до начала лета, продолжая надеяться на уступки со стороны германии в обмен на Николая ІІ и  Его Жену, большевики продолжали «беречь» несчастных заложников (94). И лишь чуть позже, убедившись в тщетности своих дипломатических комбинаций, стали готовить Их физическое уничтожение (95).

         В ночь с 16 на 17 июля, обманутая палачами, Царская Семья входит в комнату последних земных страданий. «Впереди следует Государь с Алексеем Николаевичем на руках, Государыня, Великие княжны, доктор Боткин, Анна Демидова, Харитонов и лакей Трупп. Узники остановились в комнате, указанной Им главным из будущих убийц. Они были уверенны, что пошли за экипажами или автомобилями, которые должны Их увезти, и ввиду того, что ожидание продолжалось долго, потребовали стульев. Их принесли три. Цесаревич, который не мог стоять из – за своей больной ноги, сел посреди комнаты. Царь сел слева от него, доктор Боткин стоял справа, немного позади. Государыня села у стены, справа от двери, через которую Они все вошли, неподалеку от окна.

         Внезапно раздаются выстрелы. Государь падает, сраженный наповал прямым попаданием в сердце. Для большинства заключенных смерть наступила почти немедленно, однако Алексей Николаевич слабо застонал. Его прикончили выстрелом из револьвера. Анастасия Николаевна была только ранена и при приближении убийц стала кричать; Она падает под ударами штыков» (96).

         … «Вспоминаю, - часто говорила Императрица своей подруге Анне Вырубовой, - ужасное 17 число и за этот тоже страдает Россия. Все должны страдать за все. Что сделали, но никто этого не понимает» (97).

         «Кровь праведников, - набатом предупреждает нас Святитель Николай Сербский, - единственное на земле Писание, которое стереть невозможно. Кровь Праведников горит на главах до колена сотого. Лучше погибнуть целому роду злодейскому, чем Одному Праведнику».

         Царица – Мученица, Александра, прости нас, грешных, и моли Бога о Своем заблудшем народе…

                                

          

1.     Фомин С. «Скорбный Ангел» // Русский Вестник. - №17 (645), 2004. – С.1.

2.     Впрочем, и сама «госпожа Юлия» также участвовала, что называется, в распространении подобного рода клеветы, опасаясь, к примеру, уже после ареста Династии так называемым «временным правительством» открыто свидетельствовать о личных связях с Ней: «По этому поводу характерен следующий рассказ полковника Кобылинского (*): «Люди трусили обнаружить свои отношения к Царской Семье. Ольгу Никалаевну (старшую дочь Государыни Императрицы Александры Феодоровны. – А.М.) очень любила Маргарита Хитрово. Она часто приходила ко мне и просила передать письма Ольге Николаевне. Свои письма она всегда так и подписывала: «Маргарита Хитрово». Так же полно в письмах, которые мне приносила Хитрово, подписывалась еще Ольга Колзакова. Но были и такие письма, авторы которых подписывались так: «Лили» (Дэн), «Тити» (Вильчковская). Я как – то сказал Хитрово: «Вот вы прямо и открыто подписываетесь своими именем. Так же подписывается и Ольга Колзакова. А другие скрывают свои имена. Представьте себе, что каким – либо образом эта переписка попадет в руки теперешней власти, и меня спросят: от кого эти письма? Ведь мое положение передатчика анонимных писем станет глупым. Передайте, пожалуйста, авторам этих писем, что я прошу их прийти ко мне. Должен же я знать, кто они такие. После этого, однако, я совсем перестал получать письма от «Лили» и «Тити» для Ольги Николаевны». – Цит. по: Дитерихс М.К. В своем кругу // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С.368.

3.      «Нарком здравоохранения Н.А. Семашко уже в 1924 году был так озабочен слухами, распространяющимися в России и за рубежом о сифилитическом происхождении заболевания Ленина, что уже через три дня после смерти вождя был вынужден опубликовать официальное заявление по этому поводу. Однако факт остается фактом: Ленина лечили инъекциями препаратов мышьяка и йодистых соединений, которые применяются исключительно против сифилиса. Лечащий врач Ленина Ф.А. Гетье говорил, что «не понимает болезни Владимира Ильича». Немецкий невропатолог О. Фостер так же, как и его русский коллега А.М. Кожевников, уклончиво заявлял, что не исключает сифилитическое поражение мозга их пациента. Впоследствии это подтвердило вскрытие». – См.: Воробьевский Ю.Ю Шаг змеи. Дьявол в истории последнего тысячелетия. – Издание Спасо – Преображенского Мгарского монастыря, 2003. – С.234.

4.     «Русский писатель В.А. Солоухин в своей книге «При свете дня». Анализируя происхождение вождя мирового пролетариата, приходит к выводу, что по линии матери тот был евреем, а по линии отца – калмыком». - Воробьевский Ю.Ю Шаг змеи. Дьявол в истории последнего тысячелетия. – Издание Спасо – Преображенского Мгарского монастыря, 2003. – С.234. Тем же, кто сомневается в научной достоверности изысканий упомянутого выше литератора, отсылаем к напечатанной в 1999 г. московским издательством «Вече» академической монографии А.А. Арутюнова «Досье Ленина без ретуши».

5.     К сожалению, и сейчас находятся еще в земле нашей словоблуды, одобряющие подобного рода грязные инсинуации! – См., например: Крылов – Толстикович А. Быть Русской Императрицей. – М., 2003. – С.102.

6.      Цит. по: Фомин С. «Скорбный Ангел» // Русский Вестник. - №17 (645), 2004. – С.5.

7.      Там же.

8.     Письма Царственных Мучеников // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С. 428 – 447.

9.     Цит. по: Фомин С. «Скорбный Ангел» // Русский Вестник. - №17 (645), 2004. – С.5.

10. «Я, - отмечал по этому поводу такой ведущий адепт большевизма, как Л. Троцкий, - прибыл в Москву с фронта после падения Екатеринбурга. Разговаривая со Свердловым, я спросил: «Где теперь Царь?». – «С ним все покончено». – «А где семья?» - «Семью постигло тоже!» - «Всех их?» - «Всех, - ответил Свердлов, - что такого?» Он хотел посмотреть на мою реакцию, но я не ответил. – «Кто принял решение?» - «Мы решили это здесь. Ильич считал, что нельзя оставлять нам им живого знамени, особенно в наших тяжелых условиях!» - Цит. по: Мэсси Р. Николай и Александра. – М., 1990. – С.436 – 437.

11.  См.: Жильяр П. Из воспоминаний об Императоре Николае ІІ и Его Семье. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С. 267 – 270.

12.  Там же.

13.   Knetsch C. Das Haus Braband. – Band 1.- Darmschtadt, 1917- S. 67.

14.   См.: Семенов И.С. Христианские Династии Европы. Династии, сохранившие статус владетельных. – Генеалогический справочник. – М., 2003. – С.58.

15.  Второе имя свое данная Высокая Особа получила в честь Русского Императора Александра І, освободившего, как известно, Европу от орд Наполеона Боунапарте. – См.: Фомин С. «Скорбный Ангел» // Русский Вестник. - №17 (645), 2004. – С.1.

16.  Цит. по: Фомин С. «Скорбный Ангел» // Русский Вестник. - №17 (645), 2004. – С.1.

17.  Там же.

18. Цит. по: Маерова В. Елизавета Федоровна. Биография. – М., 2001. – С.13.

19. Цит. по: Мэсси Р. Николай и Александра. – М., 1990. – С.33.

20.  Говоря о полном составе семьи будущей Избранницы Николая ІІ,  нужно отметить, что «перед Нею родились: Виктория (5.04.1863 – 24.09.1950), вышедшая замуж (30.04.1884) за принца Людвига Баттенбергского (1854 – 1921); Елизавета (1.11.1864 – убита 18.07.1918), замужем (15.06.1884) за Великим Князем Сергеем Александровичем (1857 – убит в 1905); Ирена (11.07.1866 – 11.11.1953), замужем (24.05.1888) за Принцем Генрихом Прусским (1862 – 1929); Эрнст – Людвиг (25.11.1868 – 9.10.1937), в первом браке 919.04.1894 – 1901) за Викторией - Мелитой Саксен – Кобург – Готской (25.11.1876 – убита 2.03.1936), во втором (2.02.1905) – за Элеонорой фон – Зольмс – Гогенлоэ - Лих (17.09.1871 – 16.11.1937); Фридрих (7.10.1870 – 29.05.1873). После Аликс же родилась еще Мария (24.05.1874 – 16.11.1878)» - См.: Фомин С. «Скорбный Ангел» // Русский Вестник. - №17 (645), 2004. – С.1.

21. Мэсси Р. Николай и Александра. – М., 1990. – С.33.

22. Цит. по: Мэсси Р. Николай и Александра. – М., 1990. – С.34.

23.  Цит. по: Мэсси Р. Николай и Александра. – М., 1990. – С.35.    

24.  «Она была названа Аликс (Алисой), - писал в свое время лауреат премии Пулицера за 1981 год, американский писатель Р.Мэсси, - в честь своей матери, Принцессы Алисы Английской, третьей из девяти детей Королевы Виктории. Немецкое имя «Аликс» звучало очень похоже на «Алиса». «Они просто изуродовали здесь мое имя, они произносят его как «Алиисе», - жаловалась позднее ее мать» (См.: Мэсси Р. Николай и Александра. – М., 1990. – С.33).

25.  Там же.

26.  Мэсси Р. Николай и Александра. – М., 1990. – С.38.

27.  Цит. по: Мейлунас А., Мироненко С. Николай и Александра. Любовь и жизнь. – М.,1998. – С.51.

28.  Цит. по: Кинг Г. Императрица Александра Феодоровна. Биография. – М., 2000. – С.67.

29. Цит. по: Труайя А. Распутин. – М. – Ростов – на – Дону, 1997. – С.112.

30. Цит. по: Мэсси Р. Николай и Александра. – М., 1990. – С.46.

31. См.: Триста лет Царственного Дома Романовых. –М., 1991. – С.166.

32. Цит. по: Мэсси Р. Николай и Александра. – М., 1990. – С.48.

33. См.: Мэсси Р. Николай и Александра. – М., 1990. – С.49; Гереш Э. Александра. Трагедия жизни и смерти последней Русской Царицы. – Ростов – на – Дону, 1998. – С.75.

34. Гереш Э. Александра. Трагедия жизни и смерти последней Русской Царицы. – ростов – на – Дону, 1998. – С.72.

35. См.: Мэсси Р. Николай и Александра. – М., 1990. – С.52 – 53.

36. Там же.

37.  Мэсси Р. Николай и Александра. – М., 1990. – С.54 – 55.

38. Мэсси Р. Николай и Александра. – М., 1990. – С.55.

39. См.: Мэсси Р. Николай и Александра. – М., 1990. – С.54 – 55.

40. Цит. по: Извольский А.П. Воспоминания. – Минск, 2003. – С.201.

41. Цит. по: Дневник Алексея Сергеевича Суворина. – Изд.2-е, исправленное и дополненное. – М., 2000. – С.233. «Здесь речь идет о статс – секретаре, сенаторе, члене Государственного Совета Д.Н. Набокове – отце масона, видного деятеля Временного правительства, переводчика похищенной большевиками переписки Царских Мучеников» - См.: Фомин С. «Скорбный Ангел» // Русский Вестник. - №17 (645), 2004. – С.4.

42. Цит. по: Сургучев И.С. Детство Императора Николая ІІ. // Царские дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С.6, 125. Это четверостишье А.С. Пушкина то было продекламировано автору названого очерка летом 1939 года в Жуан – Ле – Пен (Франция) находившемся там в эмиграции русским дворянином шведского происхождения, сыном учительницы детей Императора Александра ІІІ, соучастником детских забав Царя Николая ІІ, предпоследним (1902 – 1916)  комендантом г. Севастополя (Таврическая губ.) и последним (1916 – февраль 1917 годов) градоначальником Баку полковником Владимиром Константиновичем Олленгрэном. – См.: Сургучев И.С. Детство Императора Николая ІІ. // Царские дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С.8.

43. Гереш Э. Александра. Трагедия жизни и смерти последней Русской Царицы. – ростов – на – Дону, 1998. – С.80.

44. Гереш Э. Александра. Трагедия жизни и смерти последней Русской Царицы. – ростов – на – Дону, 1998. – С.82.

45. Цит. по: Фомин С. «Скорбный Ангел» // Русский Вестник. - №17 (645), 2004. – С.5.

46. См.: Фомин С. «Скорбный Ангел» // Русский Вестник. - №17 (645), 2004. – С.4.

47. Жильяр П. Из воспоминаний об Императоре Николае ІІ и Его Семье. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С.130.

48. Мэсси Р. Николай и Александра. – М., 1990. – С.118.

49. Цит. по: Мэсси Р. Николай и Александра. – М., 1990. – С.119.

50. Святая Русь. Исторический календарь - альманах. – М., 2000. – С.232.

51. Жильяр П. Из воспоминаний об Императоре Николае ІІ и Его Семье. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С.130.

52. Цит. по: Мэсси Р. Николай и Александра. – М., 1990. – С.119.

53. Святая Русь. Исторический календарь - альманах. – М., 2000. – С.232.

54. «Трудно переводимое выражение, всего ближе передаваемое словами «добрый толстый тюлька», употребляемыми для ласкательного обозначения маленького щеночка». – См.: Жильяр П. Из воспоминаний об Императоре Николае ІІ и Его Семье. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С.169.

55. Там же.

56. Фомин С. «Скорбный Ангел» // Русский Вестник. - №17 (645), 2004. – С.4.

57. Жильяр П. Из воспоминаний об Императоре Николае ІІ и Его Семье. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С.169.

58. Святая Русь. Исторический календарь - альманах. – М., 2000. – С.315.

59. Цит. по: Мэсси Р. Николай и Александра. – М., 1990. – С.122.

60. Цит. по: Выдержки из записей Императрицы Александры 1899 года о семейной жизни и воспитании детей. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С.384.

61. «Феодоровский Собор в Царском Селе воздвигался под личным наблюдением Государя и Государыни. С любовью и увлечение приобретали Они старинные образа для нового храма. Государь и Государыня были большими любителями русской старины, главным образом – древних русских икон. Феодоровский Собор был не только храмом, но и богатейшим музеем древней русской иконописи. Чувство безграничного восхищения охватывало всех, кому удавалось посетить этот храм. Собор стоит на широкой равнине недалеко от Александровского дворца. Он был особенно прекрасен зимой, когда га фоне снегов синели его купола и ярко горели золотые кресты». – См.: Офросимова С.Я. Царская Семья. // Царственные мученики в воспоминаниях верноподданных. – Сретенский монастырь, 1999. – С.291.

62.  Фомин С. «Скорбный Ангел» // Русский Вестник. - №17 (645), 2004. – С.5.

63. См.: Селянинов А. Тайная сила масонства. – М., 2000. – С.306 – 313; Платонов О.А. Загадка сионских протоколов. – М., 2005. – С.233 – 238.

64. Селянинов А. Тайная сила масонства. – М., 2000. – С.143 – 150.

65. В частности, об этом последнем см.: Сапунов В. «Бомбу можно создать за 5 –7 лет» - сказал Владимир Вернадский. И Сталин принял его слова к сведению. // Чудеса и приключения. - №4, 2001. – С.2 – 6.

66. Где, к примеру, стилизованные под шлемы древнерусских воинов головные уборы солдат были известны нам, нынешним, не по их прямому назначению, а под советским термином  «буденовки». – А.М.

67. Цит. по: Фомин С. «Скорбный Ангел» // Русский Вестник. - №17 (645), 2004. – С.5.

68. См.: Тальберг Н.Д. 400-летие взятия Казани. // Православная Жизнь (Джорданвиль). - №2, 1953. – С.9.

69. Однако через несколько дней этот человек, вместе с графом Апраксиным и несколькими флигель – адъютантами, предав Ее Величество, уедет восвояси. «Простившись с ним, Государыня вернулась к себе, обливаясь слезами». – См.: Танеева А.А. (Вырубова). Страницы из моей жизни. // Царственные мученики в воспоминаниях верноподданных. – Сретенский монастырь, 1999. – С.231.

70. Жильяр П. Из воспоминаний об Императоре Николае ІІ и Его Семье. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С. 220 - 221.

71. Цит. по: Жильяр П. Из воспоминаний об Императоре Николае ІІ и Его Семье. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С. 221.

72. Жильяр П. Из воспоминаний об Императоре Николае ІІ и Его Семье. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С.221 – 222.

73. См.: Горький А.М. Несвоевременные мысли. Заметки о революции и культуре. – М., 1990. – С.97.

74. Эта грязная акция происходила в лиловом будуаре Царицы:

Зимний вечер, лиловый отлив.

Государыня этот цвет

Так любила…

Исполнить же ее республиканцы поручили некоему Лавру Корнилову – бывшему генералу, предателю, осмелившемуся в присутствии Высочайших  Особ произнести фразу, за которую в нормальных условиях Империи он был бы, разумеется, наказан смертью: «Гражданка Романова, вы арестованы!» - См.: Фомин С. «Скорбный Ангел» // Русский Вестник. - №17 (645), 2004. – С.5.

75.См.: Дитерихс М.К. в своем кругу. // Царские Дети. – Издание Сретенского     монастыря, 1999. – С.363.

76. Цит. по: Мэсси Р. Николай и Александра. – М., 1990. – С.43.

77. Среди таковых имеем честь и удовольствие назвать гофмаршала князя Василия Александровича Долгорукого, гофмейстерину Нарышкину, графа и графиню супругов Бенкендорф («графиня пришла во дворец, когда его уже окружили вооруженные солдаты»), флигель – адъютантов Линевича и графа Замойского («оба они до последней минуты не покидали Государыню»), гофлектриссу Екатерину Адольфовну Шнейдер, фрейлину баронессу Софью Карловну Буксгевден, Анну Александровну Вырубову,  докторов Боткина и Владимира Николаевича Деревенко, фельдшерицу Федосью Семеновну Иванову, учителей Петра Андреевича Жильяра и Сиднея Ивановича Гиббса, камердинеров Волкова и Терентия Ивановича Чемодурова, горничную Анну Степановну Демидову, «дядьку»-матроса К.Г. Нагорного  – См.: Жильяр П. Из воспоминаний об Императоре Николае ІІ и Его Семье. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С.227 – 243; Танеева А.А. (Вырубова). Страницы из моей жизни. // Царственные мученики в воспоминаниях верноподданных. – Сретенский монастырь, 1999. – С.241 – 242; Покаяние. Материалы правительственной Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая ІІ и членов его семьи. – Избранные документы. – Сост. В.Аксючиц. – М., 2003. – С.315 – 317.  По нашему глубокому убеждению, если бы большинство из тех, кто ранее гордо назывался верноподданными, повели бы себя так, как эти люди, ни февральской революции, ни октябрьского переворота 1917 года у нас не было бы вовсе. – А.М.

78. Цит. по: Дитерихс М.К. в своем кругу. // Царские Дети. – Издание Сретенского     монастыря, 1999. – С.364 – 365.

79. См.: Танеева А.А. (Вырубова). Страницы из моей жизни. // Царственные мученики в воспоминаниях верноподданных. – Сретенский монастырь, 1999. – С.234.

80. Составленный в явном противоречии с Законом о Престолонаследии Российской Империи и с нарушением  внешней формы такого рода документов, подписанный неизвестно карандашом неизвестно кем, но с имитацией личного автографа Николая ІІ, этот, с позволения сказать – «документ» до сих пор выдается российской демократической наукой за подлинный. – А.М.

81. Танеева А.А. (Вырубова). Страницы из моей жизни. // Царственные мученики в воспоминаниях верноподданных. – Сретенский монастырь, 1999. – С.233.

82. То есть, комендантов дворца Коцебу, Коровиченко и Кобылинского. – См.: Жильяр П. Из воспоминаний об Императоре Николае ІІ и Его Семье. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С.239; Танеева А.А. (Вырубова). Страницы из моей жизни. // Царственные мученики в воспоминаниях верноподданных. – Сретенский монастырь, 1999. – С.242. Их званий в Русской Императорской армии и гвардии мы не называем умышленно, ибо полагаем, что каждый честный офицер тогда должен был быть защитником Царя до последней капли своей крови, а не его тюремщиком и могильщиком. И третьего, как говорится, здесь не дано! – А.М.

83.  Жильяр П. Из воспоминаний об Императоре Николае ІІ и Его Семье. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С.233.

84. Цит. по: Жильяр П. Из воспоминаний об Императоре Николае ІІ и Его Семье. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С.228 – 231.

85. Жильяр П. Из воспоминаний об Императоре Николае ІІ и Его Семье. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С.238.

86. Жильяр П. Из воспоминаний об Императоре Николае ІІ и Его Семье. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С.238 - 239.

87. Жильяр П. Из воспоминаний об Императоре Николае ІІ и Его Семье. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С. 243.

88. См.: Жильяр П. Из воспоминаний об Императоре Николае ІІ и Его Семье. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С.244 – 245.

89.  Жильяр П. Из воспоминаний об Императоре Николае ІІ и Его Семье. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С.246 - 248.

90.  Уже известная нам «Настенька». – См. выше. – А.М.

91. При отъезде Царской Семьи в Тобольск «Керенский приказал спросить Государя, не желает ли Он заменить кем ни будь престарелого графа Бенкендорфа. Государь ответил, что, если бы генерал Татищев пожелал разделить с Ним заточение, он был бы очень счастлив. Узнав о желании своего Монарха, генерал Татищев немедленно устроил свои дела и несколько часов спустя, с чемоданом в руках, отправился в Царское Село. Мы застали его уже в поезде с момент отъезда. Генерал Татищев не имел должности при Дворе, он был одним из многочисленных генерал – адъютантов Государя». В июне – июле 1918 года, «без предъявления обвинений, суда и соответствующего оформления решений генерал Илья Леонидович Татищев был расстрелян большевиками в Екатеринбурге – См.: Жильяр П. Из воспоминаний об Императоре Николае ІІ и Его Семье. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С.243; Покаяние. Материалы правительственной Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая ІІ и членов его семьи. – Избранные документы. – Сост. В.Аксючиц. – М., 2003. – С.312.

92.  Жильяр П. Трагическая судьба Русской Императорской Фамилии. // Царственные мученики в воспоминаниях верноподданных. – Сретенский монастырь, 1999. – С. 574 – 578.

93.  См.: Жильяр П. Из воспоминаний об Императоре Николае ІІ и Его Семье. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С.261.

94. Жильяр П. Из воспоминаний об Императоре Николае ІІ и Его Семье. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С.258 – 260.

95. См.: Покаяние. Материалы правительственной Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая ІІ и членов его семьи. – Избранные документы. – Сост. В.Аксючиц. – М., 2003. – С.313 – 314.

96.  Цит. по: Жильяр П. Из воспоминаний об Императоре Николае ІІ и Его Семье. // Царские Дети. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С. 266 – 268.

97. Цит. по: Фомин С. «Скорбный Ангел» // Русский Вестник. - №17 (645), 2004. – С.8. Мистическая же подоплека ситуации состоит в том, что Ее Величество имела здесь ввиду не собственную мученическую кончину, а день  убийства в доме Юсупова в декабре 1916 года Г.Е. Распутина.

98. Цит. по: Святитель Николай Сербский. Молитвы на озере. – М., 2002. – с.260. 

 

Александр Машкин
"Белая Гвардия"   06.01.2008


Главная Каталог