ЦАРСКИЙ КИЕВ


Совершая экскурсии по нашему древнему городу, конечно же, сразу замечаешь, что улицы его украшены памятниками разных эпох. Есть здесь мемориальные доски декабристам, которые 180 лет назад вздумали зажечь над восточной Европой солнце свободы путем… убийства Православного Помазанника Божия и его Семьи. Присутствуют скульптуры их более поздних советских наследников – пролетарских революционеров Андреева и Иванова, главного политпросветовца УССР Петровского, чекиста Мануильского. Увековечены Шолом-Алейхем и Голда Мейер, имеется барельеф чеченцу Шамилю. Находим визуальные указания и на житье-бытье в тогдашнем административном центре Юго-Западного края А.С. Пушкина, а также летчика Нестерова…

Не увидим мы сегодня, однако, здесь лишь одного – зримых следов пребывания на склонах Днепра Московских Царей и Самодержцев Всероссийских. Как будто и не входила «Матерь городов русских» в состав их великой державы, вроде бы совсем и не заботились Они об ее благосостоянии, укреплении и процветании…

Между тем факты, как известно, упрямая вещь. И говорят они совсем о другом. Надо только уметь и хотеть слышать…

«За отчину свою всяду на конь!»

В 1613 г. выдохлась, наконец-то, Великая Смута на Руси и Престол ее велением Божим заняла новая династия - Романовы. Ближайшие кровные родственники пресекшегося Рюрикова Колена, они уверенно повели страну дальше, по пути процветания и славы. Задача же совершения первых шагов в этом направлении выпала Михаилу Феодоровичу, венчавшемуся на Царство в Успенском Соборе Москвы 11 июля означенного года…

Нелегкое то было время! Шайки разбойников Запорожья и Дона доходили порой до самых стен Кремля. Словно грибы после дождя, плодились всякие самозванцы. На западных рубежах постоянно наглели поляки, на севере – шведы. Жадная до чужого добра местная знать разоряла и без того изможденный народ…

Но молодой Самодержец в решающие минуты умел быть властным! Столбовским договором отобрав у врагов Новгород, Он вмиг отрезвил заносчивость Речи Посполитой. В города и веси снова назначались подчинявшиеся центру и выполнявшие полицейские функции губкие старосты, вырос штат личных телохранителей – рынд. И, разумеется, волновала судьба Малороссии, сердцем которой в Белокаменной считали Киев…

Набожный от природы, Он всегда материально поддерживал тамошние святыни, в частности – Свято-Успенскую Печерскую Лавру и Флоровский монастырь, выделял деньги местному Богоявленскому братству. Чтобы там ни говорили, но именно по Его просьбе Иерусалимский патриарх Феофан рукоположил для тех мест пятерых епископов и митрополита. Чувствуя твердость державной воли, в 1620 году запросился на службу даже хитрый галичанин Сагайдачный.

…Западные агенты постоянно доносят – Европа недовольна этими шагами русских, грозит блокадой и новыми коалициями. «Ничего, без их наемников мы как-нибудь обойдемся, а страна большая – выдюжим! А допекут – быть очередной войне! Тем более, что Золотые Врата того стоят!»

Мудрость решений Тишайшего…

Царь Алексей Михайлович (1645-1676 г.г.)… Всегда рано встававший, скромно питавшийся, не любивший выезжать далее своего Стольного града, никогда, по преданию, ни на кого не повысивший голоса, Монарх этот, тем не менее, успевал везде и всюду. Окружающее занимало его до чрезвычайности, и не одно дело, допустим, дворца не обходилось без Высочайшего участия. В международном же аспекте подобная неугомонность выразилась в том, что именно тогда великороссы появились на берегах Амура, Охотского моря и Берингова пролива, вошли в непосредственное столкновение с хищными крымчаками…

Действительной подоплекою столь эфективной помощи Москвы Хмельниччине было стремление завладеть прежде всего «яхонтом Земли Русской». В отличие от своих новых беспокойных союзников, укреплявших то Белую Церковь, то Батурин, то Чигирин, то Глухов, Алексей Михайлович прекрасно понимал весь мистический смысл обладания градом Игоря, Ольги, Владимира и Ярослава. Поэтому, когда в Андрусове поляки потребовали возвращения Правобережья, Государь согласился, решительно удержав за собою лишь Киев. Уже с 1654 г. тут сидели Его наместники, Царь лично контролировал деятельность местной приказной избы, жаловал тамошним жителям земли, выпасы и угодья. Велась застройка отдельных кварталов, особенно в районах позднейших улиц Стрелецкой и Рейтарской. Кроме того, на Подоле соорудили обширный почтовый двор с хозяйственными постройками, комнатами для кучеров и приезжих, помещением дежурного контролера…

Путь к Храму

Достаточно много удалось совершить и Феодору Алексеевичу (1661-1683). Сей Богопомазанный Отрок, находясь у власти чуть более семи лет, тем не менее, создал Комиссию ратного дела, навел порядок в системе финансов и налогообложения, принял Закон против роскоши, впервые стал разводить в Столице розы и виноград, подумывал о создании Греко-Латинской академии, успешно отразил нашествие осман.

…Все лето 1679 г. киевляне могли слышать непрерывно доносившиеся с окраин стук топоров, грохот молотков, визг пил. Такого размаха строительной лихорадки город не видывал давно! Сносились обветшавшие здания и возводились новые, насыпались земельные валы, строились крепостные башни. Поговаривали, что воевода князь М. Черкасский ожидал нападения турок. Но последние, остановленные усилиями дипломатов, так и не появились. Все же созданное в ту пору поступило в распоряжение городого магистрата.

Через год, также по личному распоряжению Государя, налаживается временная плавучая переправа через Днепр. Со страхом Божиим ступив на ее шаткие помосты, путешественник, пройдя несколько тысяч шагов, оказывался на противоположном берегу могучей реки. Тут его радостно встречали ласковые маковки Спасской церкви - начальной ступени паломничества к великим святыням…

Сооружение, выводящее к одному из главных земных пределов Пресвятой Богородицы, современники вскоре стали называть именем близлежащего храма. Символика, понятная тогда даже глухонемому – преодолевай водную преграду и спасайся…

«Чуден град Днепров!»

Основатель Санкт-Петербурга, главный триумфатор Северной войны, создатель Российской Империи, Петр І посещал Киев по крайней мере несколько раз…

Сначала встреча получилась заочной - в 1702 году, в непосредственной близости от Наводницкого холма, рядом с Выдубецким монастырем, Реформатор повелел строить настоящий мост. Вторая, непосредственная, имела уже достаточно продолжительный характер: с 4 июля по 20 августа 1704 г. город наш стал настоящим штабом Преобразователя. С восторгом осматривая Лавру, Он благоговейно припадал к мощам покоящихся там общерусских святых. На Печерске выбрал место под новую крепость, собственноручно заложил «фортецию», разработал другие планы, осуществлять которые потомки будут в течение последующих десяти лет. Именно здесь появляется также идея и об отторжении у неприятеля Выборга…

Снежным декабрем 1706 г. государев кортеж двигался от Невы на Москву. Но, узнав о заключении очередного перемирия, его державный распорядитель стремительно поворачивает на юг. По пути в Жолкву - очередная остановка в главной вотчине Святого Владимира, на сей раз - в домике на пересечении Константиновской и Полевой улиц, во время которой окончательно формируется решение о способах по обустройству северо- западных регионов. И, наконец, уже после Полтавы, в киевском Софийском соборе, услышал Петр речь Ф. Прокоповича, прославлявшего правду воли Монаршей. О судьбах среднего Поднепровья будущий Император Всероссийский думал и впоследствии: говорят, когда в 1718 г. грандиозный пожар уничтожил размещавшуюся на хорах Большой Успенской церкви богатейшую библиотеку,грозный Властелин, узнав об этом, рыдал, как ребенок…

«Всякое дарение - похвально и праведно!»

Благодаря усилиям деятелей определенного сорта, нет, пожалуй, в отечественной истории Коронованной особы более одиозной, чем Анна Иоановна (1730- 1740). Стоит только заикнуться о ней - сразу вспоминают «засилье иностранцев» и пресловутый «Ледяной дом», бироновщину и «темный произвол»… На самом же деле…

Человек глубоко православный, не любивший шума, пьянства, дебоша и кутежей, Она, бывая в Печерской обители, прежде всего подолгу беседовала с настоятелем. Кроме того, по Ее распоряжению тут велись грандиозные строительные работы –сооружалась Большая колокольня, для которой мастер И. Моторин в 1732 г. отлил тысячепудовый колокол, украшался Братский монастырь, ввысь взметнулись купола церквей Святых Константина и Елены, Троицкой, Вознесенской, щедро одаривавшиеся крестами и лампадами, богослужебными книгами в окладах, унизанных алмазами, ризами золотого шитья, парчою и даже кипарисовыми гробницами для усопших праведников. Из светских зданий возвели каменные ворота Старой городской крепости.

«Милый моему сердцу край!»

С 25 августа по 12 сентября 1744 года Киеву довелось видеть и Императрицу Елизавету Петровну (1741-1761). Заняв покои Лаврского архимандрита, Она не оставила без внимания ни одну местную достопримечательность. Собор Михайловского Златоверхого монастыря получил из Ее рук перстни тончайшей работы, храмы Святого Георгия и Андреевский - позолоченные закладочные камни в основания своих фундаментов.

Венценосной дочери того, кто в Европу прорубил окно, горожане везде устраивали восторженные встречи. Не счесть было приветственных слов, цветов и салютов, сказанных, врученных и произведенных по этому поводу. Обрадованная таким настроением народа, Царица, по преданию, заметила одному из своих придворных: «Как я люблю людей этих, благонравных и незлобивых!»

Двенадцать восхитительных недель

…В конце марта 1787 г. санкт-петербургские обыватели находились в смятении. Шутка ли - до них дошли слухи о том, что правительство собирается переносить столицу государства далеко на юго-восток. Испуганные, они составили даже коллективное письмо на Высочайшее Имя с просьбой этого не делать и милости Монаршей к Северной Пальмире не оставлять. Все, однако, обстояло гораздо проще...

Ровно 84 дня провела в Киеве Екатерина ІІ. 29 января, в честь ее прибытия сюда, в небо над городом устремились четыре триумфальные арки, праздничный салют тридцати орудий, роскошная иллюминация. Остановившись во дворце Разумовского, Государыня часами принимала гостей - вельмож, сановников местной администрации, окрестных помещиков, мещан, купцов, иноземных гостей. Занятие это до чрезвычайности утомляло; впрочем, взирая на искреннюю любовь подданных, Она предавалась ему с героизмом и мужеством.

Кроме того, Ее Величество прекрасно понимала, что находится в святая святых. Босиком, с отрешенной молитвою на устах, обошла Она все главнейшие приходы. Андреевской церкви подарила великолепную икону Тайной Вечери, Михайловскому Златоверхому - лампаду из чистого золота и покров для мощей Святой Великомученицы Варвары, заступничеством которой люди получали исцеление от тяжких болезней и защиту от страха внезапной смерти. Щедрой милостыни удостоились многочисленные калики, нищие, перехожие, нуждающиеся священники. Арестанты в острогах получили амнистию, кабальные должники - прощение…

22 апреля Императрица отмечала свой очередной день рождения. Только мелких подарков по этому поводу было роздано на 52 тысячи рублей. Всех желающих кормили сельдями, говядиной, белым хлебом, лакомствами, сластями, поили пивом. К вечеру площади озарились многочисленными праздничными огнями.

…А еще через пару часов шикарная барка плавно отошла от Днепровских берегов. Екатерина Великая покидала третий по значению центр государства.

Как оказалось впоследствии - навсегда…

Язык до Киева доведет…

Много внимания уделял городу Император Александр І (1801-1825). Есть сведения, что посетить его он собирался еще в 1807-1808 годах. Однако чрезмерная занятость более важными государственными делами, возникшими в связи с происками Наполеона, не дали осуществиться этому плану. Но «отчина и дедина» даже в тех сложных предвоенных условиях все же окончательно забыты не были: следуя традициям предшественников, Царь, покровительствуя тамошним храмам, перечисляет значительные суммы на их содержание и реконструкцию.

Во второй раз киевляне ожидали прибытия к ним овеянного славою Усмирителя нравов дикого корсиканца в 1814 году. Приводились в порядок улицы и площади, шлагбаумы и верстовые столбы, заставы, полицейские участки и тюрьмы. Присутственные места разработали текст полагающегося случаю адреса. Возникла идея создания в честь Самодержца грандиозного памятника…

О последнем следует сказать особо. Выдвинутые на конкурс проекты должны были соответствовать величию эпохи. Жаркие дебаты развернулись и вокруг вопроса о том, где устанавливать будущий монумент, ибо каждая градская часть желала видеть его находящимся именно на своей территории. В конце концов наиболее подходящим местом показался Крещатик…

1817 год принес еще одну радость: Михайловский монастырь получил осыпанную бриллиантами и позолотою икону своего небесного Покровителя, ставшую с тех пор его главным украшением…

«Родина наша столь обширна, что есть многие населенные пункты, о существовании которых ведают разве только сами их жители. Истина эта, столь очевидная, касается всех городов, кроме, конечно же, Москвы и Санкт- Петербурга, не знать ничего о коих просто немыслимо. На особом положении при этом находится также Киев, ибо каждый русский всегда укажет вам, как проехать до него, пожалуй, из любой точки земного шара».

Вот уж воистину – редкая птица не долетит до средины Днепра!

«Колыбель святой веры наших предков»

Слова эти, адресованные Киеву, принадлежат Николаю І (1825- 1855). Подавив декабристский мятеж 1825 года в центре и на местах, а через шесть лет-еще и международний масонский заговор в тогдашнем Царстве Польском, Он решает прочно утвердить в Подольской, Волынской и Киевской губерниях спасительный огонь истинного Православия. Так родилась идея создания здесь Университета Святого Владимира, конкретизированная в ходе Высочайшего посещения 23-26 июня 1829, отточенная соответствующим Указом от 8 ноября 1833 и реализованная в следующем, 1834, годах. Кстати, деньги под нее были взяты не из бюджетных средств, а из личных доходов самого Царя. Чуть позже получила также одобрение местная инициатива заложить неподалеку одноименный кафедральный Собор…

10 сентбря 1847 г, колокольным перезвоном город снова торжественно встречал младшего сына Императора Павла Петровича. Посетив храм на Аскольдовой могиле, этот славный отпрыск Романовского Дома выказал себя настоящим варяго-руссом. В частности, досужие рассуждения местных инженеров о том, что данное сооружение старо, ветхо и уже давно обречено на снос, было прервано решительным резюме: «Ничуть падением от окружающих трещин оно не угрожаемо. Конечно, немного нужно поправить и вполне еще будет существовать!» Кроме того, митрополиту Филарету при личной с ним встрече жалуется бриллиантовый крест в специальном серебрянном ковчеге, украсивший после смерти Первоиерарха Большую Успенскую лаврскую церковь.

…С 21 августа 1896 года, отлитый во весь рост из бронзы, в генеральском сюртуке с эполетами и непокрытой головою, опираясь на им же самим утвержденный Генеральный план развития, взирал Монарх на спешащих мимо прохожих. Последние, в свою очередь, все свое восхищение Его личностью выразили в эпитафии: «Императору Николаю Первому - благодарный Киев». И памятник, и надпись на нем мирно просуществовали до конца 1917 года, пережив даже наскоки демократов, с их непреодолимым желанием «ломать, крушить и рвать на части немых свидетелей Старого Порядка». Но в 1918 г. большевики сняли и уничтожили саму статую, разгромили постамент, распустив при этом провокационный слух, будто бы «бесвкусно сделанный колосс палача народов» упрятан на задворки государственного музея Русского искусства. А в марте 1939 на опустевшее пространство зачем-то взгромоздили фигуру Шевченко…

«Иерусалим земли Русской»

Александр ІІ (1855-1881) открыл для себя Киев еще будучи наследником Престола. Прибыв сюда в 1852 г., будущий Венценосец, кроме всего прочего, подарил причту Андреевской церкви обрамленную эмальевым окладом икону Бога-Саваофа с торжественной надписью по золотому фону, Евангелие с золотым крестом, звездами на обороте, живописными изображениями по перламутру, а насельникам Успенской обители - восхитительный образ Крестителя Руси…

Прошло семь лет, и в сентябре 1859 Повелитель Всероссийский снова уделяет часть своего времени этим краям. При Его непосредственном участии в имении генерала Сулимы открывается комплекс богоугодных заведений, дававших приют тысячам престарелых и сирот. Не забыт и строившийся на протяжении 1848-1855 годов днепровский Цепной мост, по Высочайшему повелению тогда же названый Николаевским. Значительные пожертвования вновь идут на благоустройство улиц и площадей, зданий государственных учреждений, больниц, гостиниц, торговых рядов и базаров.

С другой стороны, вряд-ли сыщется ныне человек, которому бы не нравилась малороссийская, почти народная, песня, где есть и такие слова:
         Знову цвітуть каштани,
         Хвиля Дніпровська б’є.
Однако сейчас еще меньше людей знают, что, образно говоря, самим своим появлением на свет она обязана Александру ІІ, который, дабы украсить центр вновь созданного одноименного военного Округа, после 1878 года приказал завести сюда с Балкан эти столь прекрасные деревья с оригинальной по форме листвой и экзотическими плодами.

…После исторической отмены крепостного права к тому времени минуло уже без малого 18 лет; до злодейского же убийства Царя-Освободителя оставалось неполных 800 дней…

Но и после 1марта 1881 г. кое-кто на киевской земле, к сожалению, изничтожал этого Государя еще по крайней мере трижды. «Памятники Александру (в украинском оригинал и вовсе стоит – «Олександрові”) Второму ликвидировать» - так в перестроечном порыве 23.04.1918г. решила Центральная Рада, замахнувшись в том числе и на небольшой бюст в саду Института благородных девиц, к созданию которого не имела, между прочим, ровным счетом никакого отношения. В репрессивные 30-е на его месте невесить откуда взялся вылепленый из гранита торс анонимного сотрудника НКВД. Сейчас же тамошним интерьером выступают лишь убогие скамейки да чахлая клумба, а кое-кто в среде дипломированных философов, историков и журналистов до сих пор смеет сравнивать этого Повелителя со Сталиным и Сусловым.

“И отступит Господь Бог от града сего, и уничтожит оный гневом Своим, ибо давно уже не чтят здешние жители Помазанника Его”.

Истинный Миротворец и державный строитель

Император Александр ІІІ, тот, о ком Европа всегда говорила только подобным образом, правил Россией с 1881 по 1894 г.г.При нем страна стала похожа на гигантскую строительную площадку, где, с учетом опыта предшесивующих столетий, выковывались новые формы общественно-политического, экономического, культурного и военного бытия. Не стал исключением из общего правила также и Киев…

16 августа 1885 г., в шесть часов вечера, Родина отечественной государственности торжественно встречала своего Главу. Весь путь от вокзала до личной резиденции вновь прибывшего был запружен ликующими обывателями, звучала музыка оркестров, улицы освещались иллюминацией. Общая атмосфера и размах приема высокому гостю понравились - он обещал “отцам города” свое постоянное покровительство…

В средине лета 1888 г., после церемонии освящения, на Софиевской площади открывается памятник Б. Хмельницкому, обращенная на Запад булава которого, равно как и надписи по фронтону - “Единая, Неделимая Россия” и “Волим под Царя Московского, Православного!” символизировали быстро возроставшую мощь державы.

Тогда же под личным патронатом Государя в Киеве сотоялись мероприятия в честь 900-летия крещения Руси. Приветственная телеграмма из Зимнего дворца еще более подняла настроение участников церемонии, хоть как-то сгладив впечатление от внезапно нагрянувшей трагедии – смерти генерал-губернатора А. Р.Дрентельна, “который, не выдержав нервного напряжения момента, упал с лошади и скончался от апоплексического удара прямо на Владимирской горке “.

И, наконец, весной 1892 года местными спусками побежал новенький электрический трамвай. По свидетельствам современников, “его вагоны всегда переполняла публика, а многие пассажиры ездят по нескольку раз верх и вниз, интересуясь этой важной для Киева диковиной.” Вскользь отметим - первой в Империи и второй на контененте…

Как видим, Царь свое слово сдержал. А что же потомки? Ближайшие по времени Его еще чтили, соорудив в 1909 г., к примеру, памятник на Демиевке. А дальние, ошалев от заклинаний на тему “свободы, равенства и братства”, разрушили не только небольшой бюст с изображением облаченного в военный мундир Хозяина Царства, но и саму память о Нем.

…Более девяноста лет подряд крошим собственную историю-так пора бы уже и перестать!

“Здесь будет Наша новая столица!”

Заботился “о граде сем” и Николай ІІ (1894-1917), часто бывавший здесь проездом, с рабочими инспекциями, в гостях.При нем воздвигся тут целый ряд новых лечебных заведений (в том числе-Шулявская больница для чернорабочих), красивых многоэтажных жилых домов, увеселительных помещений (цирк дрессированных лошалей Крутикова, вообще единственный в то время двухэтажный, под огромным стеклянным куполом, так называемый “Конный дворец”, или Гиппо Палас, проч.) Облагораживается Предмостная слободка (нынешний Гидропарк), куда в 1912г. был пущен общественный транспорт. Учреждается Музей древностей и искусств (директор - открыватель Трипольской культуры археолог В. Хвойко), ряд научных обществ (Древностей, местный отдел возрожденного ныне группой энтузиастов Императорского Военно - Исторического, проч.), технических союзов. Активно продолжается возведение православных храмов и памятников - в частности, Княгине Ольге, “поелику сия первой вниде в Царствие Небесное от Руси” (современные “воссоздатели” которого не придумали ничего лучшего, как только поставить собственный новодел рядом с закопанными обломками разрушенного ленинцами оригинала), по поводу завершения строительства гавани, носившей Высочайшее Имя (там, где сейчас располагается местность с уродливым названием “Рембаза”).

…В последние дни лета 1911 года Государь - в очередной раз в Киеве, где возглавляет открытие памятника Алексадру ІІ на Голосеевской площади (“Царю-Освободителю-благодарный Юго-Западный край”; через десяти лет варварски уничтожен по распоряжению Совнаркома УССР), принимает парад войск местного гарнизона, в Городском театре смотрит оперу “Царь Салтан”. Кстати, в антракте последней “борцы за свободу страны” совершают свое очередное гнусное злодеяние - террорист Богров смертельно ранит премьер-министра П. А. Столыпина…

В те страшные мгновенья единственным человеком, кто не потерял самообладания, был именно Николай ІІ. Встав среди общей паники со своего места в ложе, Он неотрывно следил за разыгравшейся в зале трагедией, мысленно навсегда прощаясь с тем, кому доверил управление огромной страной - и только через пару минут Его заслонил своим телом жандармский генерал Спиридович с обнаженною шашкой в руке. Долгие годы подряд киевляне из уст в уста передавали рассказы о том, с какой безмерной добротой их Повелитель, приезжая сюда в 1914-1915 годах, заботился о раненных и увечных воинах. А еще говорили о намерении Монарха вообще сделать исторический центр среднего Поднепровья административным сердцем Империи - да помешала Первая Мировая война, а также приехать сюда 9-10 марта 1917 г.. для прощания с матерью, Вдовствующей Царицею Марией Феодоровной - но посмели не пустить дорвавшиеся до власти демократы…

По поводу последнего поступка следует заметить, что храбрым бывает и осел. Когда лягает связанного Льва…

Альфа и омега, первый и последний…

Так называемая “февральская буржуазно-демократическая революция”, разрушив страну, отдала на заклание грядущим большевикам Государя Императора Николая ІІ, Государыню Императрицу Александру Феодоровну, юного Наследника-Цесаревича Алексия Николаевича, Великих Княжен Ольгу, Татиану, Марию и Анастасию. Но, несмотря на страшную Екатеринбургскую трагедию 16-17 июля 1918 года, легитимная ветвь Династии Романовых все же уцелела, представ миру в последние восемь десятилетий именами Императора в изгнании Кирилла Первого, Великого Князя Владимира Кирилловича, Царицы Марии Владимировны, Цесаревича Георгия Михайловича…

Именно поэтому возможность будущих Высочайших визитов в Киев зависит исключительно от нас…

Александр Машкин

"ЦАРСКIЙ КIЕВЪ"  08.04.2009

Главная Каталогъ

Рейтинг@Mail.ru