КИЕВСКИЙ СОЮЗ РУССКОГО НАРОДА: ИЗ-ПОД ГЛЫБ ЗАБВЕНИЯ И ЛЖИ


Как интересно устроен современный мир! Улицы нашего родного города осквернены рекламными «шедеврами», самые «безобидные» из которых - типа «Оттянись со вкусом!» - делают его похожим на Содом и Гоморру. С «голубого экрана» на обывателя каждый вечер вываливается столько новостей и в такой подаче, что, ей Богу, охота либо голову в песок засунуть, или же телевизор из окна выбросить. Православные святыни вселенского масштаба разрушены, осквернены и отданы на откуп хапугам. Многие столичные школьники понятия не имеют о том, когда началась, к примеру, Вторая мировая, а когда – так называемая Великая Отечественная войны. Придавленные нищетой учителя вынуждены относится к своим профессиональным обязанностям более чем халатно…

Амортизируя на данном фоне ситуацию в свою пользу, новая постсоветская буржуазия, «делающая» национальную власть, разрешает народу говорить о многом – «все-таки, черт возьми, у нас демократия!» Но вот что интересно – по-прежнему надежно табуирована право-консервативная тематика, само понятие «третьего пути». «Ничего этого не нужно, ибо здесь дурно пахнет реакцией, обскурантизмом и отсталостью».

Пытаясь всегда идти «против течения», мы будем обсуждать и подобного рода темы. Начав, безусловно, с «черной сотни» административного центра тогдашнего Юго-Западного края, основным представителем взглядов которой как раз и являлся означенный заглавием СРН.

Белая Гвардия 1905 -1907 гг

В период так называемой «первой русской революции» обстановка на берегах Днепра сложилась такая, что, образно говоря, не позавидуешь. Мятежники убивали жандармов в ходе исполнения ними своих служебных обязанностей. Чинов полиции открыто третировали – на постах, в участках и служебных квартирах. Под угрозой смертной казни солдаты местного гарнизона не смели появляться на улицах и площадях в военной форме. В конце концов «беспредельщикам» удалось даже захватить здание почтамта, причем в ходе данной преступной акции были осквернены портреты Государя Императора и флаг Российской Державы.

Но даже в этих тяжелейших условиях сторонники неограниченной Православной Монархии отнюдь не дремали. Изо дня в день продолжала обличать смутьянов твердо стоявшая еще на легитимистских позициях газета «Киевлянин». С амвонов многих церквей звучали верноподданнические проповеди. И, разумеется, не остались пассивными наблюдателями тех зловещих событий консервативные элементы в молодежной среде.

5 декабря 1906 г. состоялось конспиративное заседание боевой дружины местного «Союза Русского Народа», участники которого, заслушав донесения членов-наблюдателей из числа студентов университета Святого Владимира, пришли к выводу, что в названном заведении «в последнее время господствуют преступные «освободители», устраивающие там весьма опасные сходки». Тут же единогласно принимается декларация «о необходимости введения энергичных мер для очищения детища Царя Николая Первого от крамольных поползновений». А после отдачи соответствующего приказа работа закипела с удвоенной силой.

…Ежедневно к 12 часам дня на ближайших от «Красного корпуса» улицах, «в некотором расстоянии друг от друга», собирались на патриотическую вахту одетые в форменные шапки и тужурки плотные группы единомышленников. По условному сигналу, поданному добровольными агентами внутри здания, они, предъявив охране соответствующие входные билеты, быстро взбегали по ступеням, - в те аудитории, где происходили революционные манифестации. Звучала команда «Разойтись!» – и если враг не подчинялся добровольно, его принуждали к этому силой. «На войне, как на войне»: кулаками, кастетами, расположенными тут же лавками для сидения, специально изготовленными резиновыми тростями, - короче, всем, до огнестрельного оружия включительно. Зачинщиков переписывали, председатель «гульбища» немедленно арестовывался и под особым конвоем доставлялся в ближайший участок.

«Царю – сила власти, народу – сила мнений» – полагали киевские «союзники».

«Объединяйтесь, русские люди, Я рассчитываю на вас» – доносился призыв с высоты Престола.

Враг же устами инспирированной маргиналами желтой газетенки, кощунственно присвоившей себе драгоценное имя «Русь», трусливо повизгивал: «У нас образовалась особая «студенческая» фракция «белой гвардии» и теперь нужно ожидать славных «деяний» ее, то есть зверских избиений беззащитной молодежи».

Накануне великих испытаний

Шло время. Постепенно забывались, сглаживаясь в памяти, страшнейшие уроки Цусимы и Порт-Артура, последствия ликвидации общины, убийство премьер-министра П.А.Столыпина. Страна, осуществляя индустриализацию «с человеческим лицом», развивалась и богатела невиданными доселе темпами. На радость истинным друзьям во всем мире, многие из которых, «даже презрев малую родину свою», охотно переезжали ближе к Уралу, зачастую пополняя собой и ряды провинциальных СРН. К огорчению врагов, чьей «объективности» хватало только на злобные выпады типа: «Еще двадцать лет развития современными темпами, и Россия к 1950 году окажется безусловным лидером Европы».

Однако, как говорит русская пословица, «сытое брюхо к истине глухо». И вот уже дело принимает такой оборот, что даже в Киеве, этом славнейшем историческом центре Православной Империи, отдельные «чины полиции не всегда должным образом относятся к лучшим проявлениям деятельности черносотенцев, носящих на стяге своем девиз «За Веру, Царя и Отечество!», стоящих на страже величия Святой Церкви и державных прав Самодержца». Данные служебные промахи «виновники торжества» решительно устраняли: рапортами в столицу и местные органы власти, бойкотом виновных, акциями пассивного неповиновения. Ничего не прося для себя лично, требуя лишь одного – «ежеминутное соблюдение принципа нерушимости Государственных Устоев да станет залогом деятельности каждого сословия!».

Вместе с тем экономическое процветание породило беду, сразу же скрывшуюся за малопонятным для многих термином «излишняя бюрократизация». Подобно глухому средостению, между народом и властью непонятно откуда появился рой посторонних, некомпетентных, излишне суетливых типов, мешающих сановникам видеть и понимать земщину, препятствуя этой последней, в свою очередь, четко исполнять постановления, выработанные «наверху». У знающих людей порой даже складывалось впечатление, что какая-то таинственная, но достаточно опытная рука, дискредитируя подобным образом в глазах общества массу квалифицированных чиновников, стремится провоцировать новые смуты.

Вызванная изменившимися условиями проблема эта не была забыта и монархистами Киева. Наоборот, именно в их среде, намного раньше, чем где бы то ни было, получает распространение лозунг: «Пусть богатеют лишь те, кто честен по отношению к своим работникам!». На практике ставший началом упорной борьбы «союзников» города с «силами коварными, мерзкими, темными».

«В село, в деревню, в глушь, на веси» отправились десятки соответствующим образом настроенных агитаторов, призывавших тамошних крестьян «жить по Христу, не гнаться за наживой любыми методами, не превращаться в покорных слуг зловещей Момоны, избегать употребления водки и бражничания». Отовсюду, куда они приезжали, моментально изгонялись торгаши, кулаки - «спекуляторы», шинкари – инородцы. С фабрик и заводов удалялись лентяи, демагоги, марксистские агитаторы и болтуны. Мастера предупреждалась о необходимости «твердого, но вежливого обращения с рабочими, - во избежание вредных эксцессов, могущих скомпрометировать власти и причинить вред хозяйственной деятельности», техническая администрация – «об обязанности содержать в порядке цеха, комнаты отдыха и проходные», а хозяева - «поменьше увлекаться горячкой эксплуатации».

…На все эти справедливые шаги противная сторона отвечала жалобами и клеветой во все инстанции, вплоть до губернатора А.Ф.Гирса.

Который, кстати сказать, толком не разобравшись в ситуации, 24 февраля 1912 года разослал уездным исправникам следующий циркуляр: «В последнее время некоторые из лиц, входящих в состав отдела Союза, позволяют себе часто, прикрываясь ложно понятыми задачами организации , проявлять активность, клонящуюся к распространению среди русских крестьян смуты (?), к внушению необходимости насильственных действий против иноверцев и к сеянию в умах доверчивых крестьян разных вздорных и преступных идей (!), грозящих нарушением спокойствия и печальными последствиями экономических и аграрных волнений (!!)».

Вот уж поистине, - «слепые – вожди слепых; когда же слепой поведет слепого, то оба непременно упадут в яму»…

Верность – до последнего вздоха!

Уже третий год продолжалось кровопролитное противостояние Петрограда с Германией и Австро-Венгрией. Временно уступив противнику Лифляндию, Курляндию, Эстляндию, а также Привислинский край, Россия, не смотря ни на что, все-таки устояла. Истощив врага, планируя разгром его в ходе очередной весенне-летней кампании. Не обращая внимания на ложь оппонентов с их выдумками «о распутинском засилье» и «управленческой чехарде», антиправительственными лозунгами, пропагандой гражданской войны.

…14 января 1917 года Председатель Государственного совета Империи И.Г. Щегловитов доложил Николаю Второму о том, что «один их членов Думы, священник Митрицкий, собирается представить Правительству меморандум от русских кругов Киевской губернии, в которой изложены весьма трезвые мысли о мерах, необходимых для противостояния надвигающемуся политическому психозу». Авторы послания, инспирированного в недрах местного СРН, наряду с заверениями «в твердой поддержке большинством крестьян, мещан, сельского духовенства, мелких землевладельцев и помещиков Юго-Западного региона официального курса», требовали от властей «решительно наказывать всех, кто смеет в годину тяжких испытаний мешать работе государственного аппарата», на корню подавить либеральные тенденции в городском самоуправлении, передать дело обеспечения населения продовольствием в руки МВД, «обуздать наглость вконец распоясавшейся демократической печати».

О вышеупомянутом документе похвально отозвался тогдашний премьер-министр страны князь Н.Д. Голицын. Его же Императорское Величество Государь же Император на ней и вовсе собственноручно начертать соизволил: «Записка, достойная внимания»

До февральского переворота оставалось 35 дней…

Вместо эпилога

…Митрополиты Флавиан (1840-1915), Владимир (Богоявленский) и Антоний (Храповицкий), архиепископ Астраханский Иннокентий (Ястребов;1867-1928), протоиерей М.П.Алабовский, доктор богословия Григорий Яковлевич Прозоров, граф Алексей Павлович Игнатьев (1842-1906), генерал-майор Петр Георгиевич Жуков, историк-византинист Юлиан Андреевич Кулаковский (1855-1919), профессор Н.С.Мищенко, первый редактор «Киевлянина» Дмитрий Иванович Пихно (1853-1913), издатель «Двуглавого Орла» и «Киевской копейки» Дарья Евтихиевна Куделенко, публицисты Яков Григорьевич Демченко (1842-1912), Борис Михайлович Юзефович (1843-1911), Георгий Митрофанович Шинкаревский, Иван Гергиевич Храпаль, Дмитрий Васильевич Туткевич (1854-?) и Александр Петрович Липранди, студент В.Голубев, активисты движения Елена Павловна Разумихина и Федор Яковлевич Постный…

Долгое время для большинства граждан имена эти звучали чуть ли не ругательно. Однако, слава Господу, туман забвения над любезным сердцу Отечеством постепенно рассеивается. И вскоре, даст Бог, исчезнет без следа!

А пока что - вечная Вам память, дорогие единомышленники и союзники!

Александр Машкин

"ЦАРСКIЙ КIЕВЪ"  06.03.2009


Главная Каталог
Рейтинг@Mail.ru